Американская школа самоходок

В первой половине XX века САУ строились, как правило, на шасси танков, отличаясь от них более мощным вооружением, которое удавалось установить за счёт отказа от вращающейся башни и установки орудия в неподвижной рубке. Такой подход к созданию САУ был характерен для конструкторов большинства стран, но только не для американцев. Американские САУ, особенно предназначенные для борьбы с вражескими танками, внешне больше походили на танки, хотя их вооружение было, как и положено САУ, более мощным. Апофеозом концепции американских противотанковых САУ стала GMC M18, по подвижности превосходившая лёгкие танки.

Долгое время американским военным не везло с лёгкими САУ. Начавшиеся ещё в 1936 году работы над «танком-истребителем» (так тогда в США называли противотанковую САУ) неоднократно возобновлялись, но каждый раз заходили в тупик. Так было с танком-истребителем на базе Light Tank M2A1, позже похожая ситуация сложилась с GMC T56/T57. Дело ограничивалось либо созданием опытного образца, либо эскизным проектом. Создание САУ упиралось в возможности базового шасси, которое не особо годилось для САУ с большим, чем у танка, калибром орудия. Дополнительную сложность создавало требование американских военных установить это самое орудие во вращающейся башне.

Ближе к концу 1941 года стало понятно, что шасси лёгкого танка не особо подходит для подобных целей. В это время велась разработка авиадесантной САУ GMC T42, которая первоначально создавалась на шасси авиадесантного танка T9 (будущий Light Tank M22). Разработчики вновь столкнулись с теми же проблемами, было получено добро на существенную переделку машины. Так появился переработанный вариант GMC T42, с более длинным корпусом и свечной подвеской конструкции Гладеона Барнса.

Этот проект эволюционировал в GMC T49, весьма удачную машину, которая вполне соответствовала взглядам американский военных на то, каким должен быть лёгкий истребитель танков. Самоходная установка, созданная в тесном сотрудничестве Tank-automotive Center (ныне TARDEC) и Buick, обладала очень высокой подвижностью. При максимальной скорости 85 км/ч GMC T49 была самой быстрой гусеничной боевой машиной своего времени. Она вооружалась 57-мм орудием английского происхождения с высокими показателями пробиваемости.

Правда, именно орудие стало причиной смерти программы GMC T49. Американским военным 57-мм пушка не понравилась, они захотели что-то более мощное. Так появилась GMC T67 с 75-мм орудием, которое затем заменили на ещё более мощную систему: 76-мм танковую пушку M1. Безболезненно такое усиление вооружения пройти не могло, к тому же у танка наблюдались проблемы с трансмиссией. К началу 1943 года программу T67 решили закрыть, запустив вместо неё разработку GMC T70.

Первоначально предполагалось, что для создания GMC T70 нужно будет лишь незначительно переделать T67. Планировалось изменить трансмиссию и переработать машину для установки более мощного орудия. На практике же Tank-automotive Center и Buick стали разрабатывать совсем другую машину. Спарка автомобильных двигателей конструкторов не устраивала, поскольку имелась тенденция к росту боевой массы. Tank-automotive Center решил максимально использовать опыт ещё одной разработки, зашедшей в тупик. Речь идёт о Light Tank T7E2, который в ходе проектирования превратился в средний танк, принятый на вооружение как Medium Tank M7. Ещё один средний танк американским военным был не нужен, да и созданная из лёгкого танка машина среднего класса получилась не самой удачной. Но использованные в моторно-трансмиссионной группе этой машины технические решения оказались весьма удачными.

Работы по GMC T70 были одобрены после совещания, прошедшего 26 декабря 1942 года. Согласно распоряжению Комитета по вооружениям от 7 января 1943 года по контракту RAD-563 планировалось подготовить шесть пилотных образцов. Постройка этих машин затянулась. Первая из них была готова 15 апреля 1943 года, а последние построили в июне. Они получили регистрационные номера в интервале U.S.A. 40128384–40128389. При практически той же длине корпуса и чуть меньшей общей высоте GMC T70 стала немного шире.

Впрочем, общего у T67 и T70 оказалось немного. Компоновка у этой машины была совсем другая, более традиционная для американского танкостроения. 400-сильный двигатель Continental R975 C1, коробку передач и большую часть элементов трансмиссии специалисты Tank-automotive Center взяли у Medium Tank M7. Звездообразный мотор воздушного охлаждения требовал более крупного моторного отделения, поэтому на крыше появился характерный «горб». Как и у Medium Tank M7, двигатель покоился на специальной раме, выполненной в виде рельсов. Это позволяло очень быстро извлечь мотор через люк в корме и либо демонтировать, либо оперативно обслужить.

Очень похоже был устроен и трансмиссионный блок. Он состоял из гидротрансформатора Detroit Transmission 900T, планетарной коробки передач 900T Torqmatic и двойного дифференциала. Блок крепился на раме, выполненной в виде рельсов. В лобовом листе корпуса имелся большой люк, сняв который, блок трансмиссии можно было «вывести» наружу. Как и в Medium Tank M7, здесь удалось обойтись без высоко торчащего вала, соединявшего блок трансмиссии и двигатель. Так создатели GMC T70 избавились от одного из «классических» недостатков компоновочной схемы с трансмиссией в носовой части машины. При этом корпус остался таким же низким, как и у GMC T49/T67. Высота крыши башни составляла 2197 мм (для сравнения, общая высота немецкой противотанковой самоходки StuG-40 Ausf.G на базе Pz/4 — 2160 мм, и у нее пушка в рубке). Общая же высота американской САУ, включая зенитный пулемёт Browning M2HB, была 2565 мм.

Схожей с аналогичным узлом GMC T67 осталась ходовая часть. На GMC T70 тоже было по пять сдвоенных опорных катков и по четыре поддерживающих катка на борт. Похожими выглядели ведущие колёса и траки. На этом сходство заканчивалось. Знакомство с немецкими средними танками Pz.Kpfw.III, захваченными в Северной Африке, а также советским тяжёлым танком КВ-1, который поступил для изучения из СССР, показало, что торсионная подвеска имеет целый ряд преимуществ. Джозефу Колби, главе Tank-automotive Center, удалось создать собственную торсионную подвеску. Из пяти её балансиров четыре имели дополнительные упругие элементы в виде амортизатора, что помогало гасить колебания. Каждый балансир получил по отбойнику с телескопической пружиной. У Medium Tank M7 конструкторы позаимствовали крепление ленивца, которое было соединено с балансиром крайнего заднего опорного катка, что позволило поддерживать постоянный уровень натяжения гусеничной ленты. Конструкция траков стала развитием траков GMC T49. Аналогичные траки американцы использовали на ряде создававшихся в тот момент танков: Light Tank T24 (M24), Medium Tank T20 и T22.

Если шасси GMC T70 хоть в чём-то было похоже на шасси GMC T67, то башня не имела ничего общего с предшествующей конструкцией. Благодаря переднему расположению трансмиссии башню удалось сместить назад. Это улучшило ситуацию с нагрузкой на передние опорные катки, что было важно с учётом выросшего калибра орудия. Сама башня больше напоминала использовавшуюся на GMC M10, что неудивительно: проектировали их одни и те же люди. Развитая кормовая ниша и более толстый кормовой бронелист улучшили ситуацию с уравновешенностью. Место командира с турельной установкой зенитного пулемёта находилось с левой стороны, за наводчиком. В башне вполне свободно разместились как 76-мм танковое орудие M1, так и расчёт из трёх человек. В том, что GMC M10 была просторнее, нет ничего удивительного: средняя САУ превосходила лёгкую по массе в 1,5 раза, да и её габариты были побольше.

Весной 1943 года начались испытания GMC T70. Сначала они проходили на Абердинском полигоне, а затем в Форт-Худе (штат Техас), на едва ли не главном испытательном полигоне для американских истребителей танков. В целом машина оправдала ожидания Истребительного командования. Получился очень быстрый истребитель танков, правда, с противопульной бронёй, которая не всегда могла защитить даже от стрелкового оружия. Такой была плата за высокую подвижность. С бронёй толщиной 12,7 мм по периметру боевая масса GMC T70 составляла чуть более 17 тонн. По мере испытаний в конструкцию вносились изменения, которые увеличили массу до 18 тонн. Но даже после этого удельная мощность превышала 20 л.с. на тонну: больше, чем даже у лёгких танков того времени.

После испытаний было решено принять GMC T70 на вооружение американской армии. Правда, с одним нюансом: самоходную установку приняли на вооружение как условно стандартизированную. Дело в том, что испытания выявили не только достоинства, но и недостатки, связанные, прежде всего, с работой элементов трансмиссии и ходовой части. Например, траки не отрабатывали положенный ресурс, а амортизаторы получились слишком хрупкими. Судя по всему, имелись проблемы и с торсионами: не случайно Квентин Берг, один из создателей GMC T70, так ими интересовался у советских специалистов летом 1943 года. Очень похожие проблемы были и у средних танков T20 и T23, точнее, у их вариантов с торсионной подвеской.

Ещё одной существенной проблемой была работа коробки передач и гидротрансформатора. Эти элементы являлись ахиллесовой пятой GMC T49/T67, не всё было хорошо поначалу и у GMC T70. Судя по всему, те же самые проблемы, которые выявились в 1944 году на испытаниях в СССР, имели место и у американцев. У нас поначалу считали, что проблема в гидротрансформаторе. Но проведённые в 1946 году исследования показали, что плохая проходимость стала следствием неудачного выбора диапазона передаточных отношений в коробке передач. Так вот, в американских документах от конца февраля 1944 года говорится примерно о том же самом. Ситуация нормализовалась только после того, как передаточные числа были изменены.

Несмотря на проблемы, решение запустить GMC T70 в серию оказалось правильным. В Истребительном командовании считали, что проблемы носят временный характер, а дефекты не особо помешают использовать первые серийные машины в качестве учебных. Уже в июне Buick начал готовиться к серийному выпуску GMC T70. Вслед за первыми шестью пилотными машинами в августе 1943 году производитель легковых автомобилей сдал ещё 83 САУ. Первая же серийная машина августовского выпуска (серийный номер 7, регистрационный номер U.S.A. 4108110) немного отличалась от пилотных. На башне в районе рабочего места наводчика имелся выступ в виде эллипса, на первой серийной машине там разместился дополнительный ящик для вещей. Выступ исчез в том же месяце: на машине с серийным номером 35 его уже не было. Также в августе 1943 года изменилась форма надмоторной плиты.

Несмотря на то, что Buick ранее не имел опыта производства бронетанковой техники, там смогли быстро выйти на довольно высокий темп выпуска GMC T70. В сентябре 1943 года предприятие сдало 112 машин, в октябре — 150, в ноябре — 268 и в декабре — 194 штуки. В производстве САУ были задействованы и другие подразделения General Motors, в состав которого входил Buick. Например, 76-мм орудия M1A1 выпускались другим автомобильным предприятием — Oldsmobile.

Одновременно с производством велись работы по доводке машины. Доставлявшие немало хлопот траки удалось довести до кондиции. Согласно данным на 27 февраля 1944 года, их ресурс достиг впечатляющих 6400 км. Машины получили более живучие амортизаторы новой конструкции. Наконец, удалось «победить» плохо настроенную трансмиссию.

Несмотря на усовершенствования, процесс стандартизации затянулся. В январе 1944 года Buick сдал 250 машин, тогда же были окончательно устранены недостатки. За февраль было сдано ещё 218 машин. И только в марте 1944 года GMC T70, наконец, стандартизировали под названием GMC M18. Первой машиной под таким индексом можно считать самоходную установку с серийным номером 1351. Она отличалась от предшествующих и силовой установкой. На машину установили двигатель Continental R-975-C4, развивавший максимальную мощность 460 лошадиных сил. Разумеется, прибавка мощности отразилась на динамических характеристиках машины.

Стандартизация стала сигналом к началу работ по модернизации уже выпущенных машин. Машины с серийными номерами 685–1096, построенные с декабря 1943 по февраль 1944 года, подверглись минимальным переделкам. Прежде всего, им перенастроили коробки передач. Более существенная переделка требовалась машинам более раннего выпуска. Планировалось отправить их на завод и внести в конструкцию все изменения, утверждённые для M18. На практике такой модернизации подверглись машины с серийными номерами 651–684. Остальные с октября 1944 года стали переделывать в бронетранспортёры M39 и T41E1.

За март 1944 года Buick сдал 170 машин, далее ежемесячно завод в Детройте выпускал по 150 машин. Такой темп сохранялся с апреля по сентябрь 1944 года. Между тем завод мог выпускать в два раза большее количество GMC M18, да и планы первоначально были куда более амбициозными. В 1943 году предполагалось выпустить 1000 машин, 3600 в 1944 году и 4386 в 1945 году. Из этого числа 7360 машин планировалось поставить в американскую армию, оставшиеся 1600 машин предназначались для поставок по ленд-лизу.

Правда, с ленд-лизом не срослось. Советские испытания закончились если не провалом, то уже точно не положительно. Не в последнюю очередь это было связано с проблемами при движении по просёлку и целине. В результате в СССР было поставлено всего пять GMC T70. В Великобританию на испытания были отправлены две машины, которые как раз и назывались Hellcat (впрочем, это же обозначение можно видеть и на некоторых вполне «американских» M18). Судя по всему, результаты английских испытаний оказались не лучше советских. Таким образом, про производство и поставку 1600 машин по программе ленд-лиза пришлось забыть.

В результате полностью был выполнен только первый контракт, T-6641, на выпуск 1000 машин. Они получили регистрационные номера в интервале U.S.A. 40108110–40109109.

Не всё складывалось хорошо и с поставками в американскую армию. GMCM18 получилась дороже GMC M10. В то время, как М10 обходилась в 47900 долларов США, M18 стоила 55230 долларов. При этом оказалось, что скорость и низкий силуэт на поле боя далеко не всегда важнее, чем удобство работы расчёта и наличие хоть какой-нибудь противоснарядной защиты. В результате GMC M10 даже после снятия с производства в декабре 1943 года не оказалась на задворках американской системы вооружения.

Что хуже для GMC M18, уже в апреле 1944 года началось производство САУ GMC M36, оснащённой 90-мм орудием M3. Наконец, в январе 1944 года начался выпуск Medium Tank M4, оснащённых такими же 76-мм орудиями M1A1, что и GMC M18. Да, стоил такой танк дороже (66900 долларов), да и скорость его движения была ниже, зато он был гораздо лучше защищён. Кроме того, у танка имелся вертикальный стабилизатор орудия, которого не было у САУ.

Над GMC M18 стали сгущаться тучи, и контракт на их выпуск существенно сократили. Генерал Эндрю Брюс (Andrew D. Bruce), который курировал разработку лёгких истребителей танков ещё с 1941 года, в январе 1944 года предложил использовать GMC T70 в качестве альтернативы для лёгких танков. Немного поразмыслив, танкисты от этого предложения отказались. GMC T70 не совсем соответствовала требованиям к лёгкому танку. Более перспективно выглядел Light Tank T24, принятый на вооружение как Light Tank M24. Да, он был более медленным, с более слабым орудием и мотором. Зато разгонная динамика M24 оказалась выше, и как лёгкий танк он выглядел явно лучше. Запущенный в серию в апреле 1944 года, Light Tank M24 построили куда большим тиражом. Больше того, именно база Light Tank M24, а не GMC M18, получила приоритет при разработке американских лёгких САУ нового поколения.

В ходе производства GMC M18 внешний облик машины особо не изменялся. Довольно высоко поднятый воздухозаборник за механиком-водителем был изменён и оказался на одном уровне с крышей ещё в марте, но до апреля некоторые машины получали воздухозаборник старого типа. С июня 1944 года САУ получили орудия M1A1C с дульным тормозом. При этом некоторое время Buick монтировал на машины оба типа орудий: M1A1 и M1A1C. Тогда же, в июне 1944 года, изменилась конструкция стопора по-походному. Впервые новая конструкция появилась на машине с серийным номером 1858.

В ходе боёв в Нормандии выяснилось, что концепция лёгкого истребителя танков имеет не только достоинства, но и недостатки. В Нормандии американцы столкнулись с немецкими средними танками Pz.Kpfw.Panther, по-настоящему эффективным оружием против которых были 90-мм пушки M3. Орудия калибра 76 мм пробивали лоб немецкой машины далеко не всегда. Про тяжёлые танки Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B и говорить не приходится: даже 90-мм пушка не была особо эффективной против такого монстра.

В октябре 1944 года, сдав в этом месяце 157 машин, Buick прекратил производство GMC M18. Всего было выпущено 2507 машин, из которых непосредственно под индексом M18 — 1157 штук. 1857 машин использовались именно как САУ GMC M18/T70, остальные были переделаны в бронетранспортёры. 1507 машин построили по контракту T-9167, они получили регистрационные номера в интервале U.S.A. 40144883–40146389.

История GMC M18 получила неожиданное продолжение в начале 1945 года. Для эффективного противодействия немецким танкам, прежде всего «Пантерам», американским САУ было необходимо 90 мм орудие M3. Именно его в середине января 1945 года и затребовали американские самоходчики. В феврале началось проектирование, причём вместе с 90-мм пушкой планировалось установить спаренный пулемёт Browning M2HB. Работы зашли в тупик, и к лету 1945 года за проектирование аналогичной машины взялись специалисты Абердинского полигона.

Рецепт усиления вооружения оказался довольно простым. За основу была взята одна из GMC T70, с которой сняли штатную башню и усилили подбашенный лист. На шасси взгромоздили штатную башню от GMC M36. Из-за более низкого шасси угол возвышения орудия уменьшился с 20 до 17 градусов. Разумеется, из-за более тяжёлой башни машина потяжелела. Даже в пустом виде её масса составила 19538 кг, то есть на 1,5 тонны больше боевой массы серийной GMC 18. Из-за массивного противовеса башни от GMC M36 сместился центр тяжести, теперь машина стала приседать на корму.

Первые же испытания показали, что 90-мм орудие M3 в неизменном виде крупновато для шасси GMC T70. При выстреле машину ощутимо относило назад. Решение было простым и бесхитростным: орудие получило дульный тормоз по типу того, что устанавливался на пушку Heavy Tank T26E3. После более-менее удачных испытаний стрельбой должны были последовать испытания пробегом на 1600 км. Но машина не прошла и 40 километров. Опытные траки T82, более широкие, чем штатные, быстро вышли из строя. Позже испытания продолжились, но ничего хорошего машину не ждало. Чудес не бывает: шасси, которое в своё время пришлось дорабатывать, весьма болезненно отреагировало на перегрузку. В ходе испытаний неоднократно ломались элементы подвески.

Активность по данной теме продолжалась до 1947 года. Многие авторы связывают прекращение работ с окончанием войны, но причины стоит искать в другом. Во-первых, шасси, как уже упоминалось, оказалось перегружено. Во-вторых, сами по себе истребители танков перестали интересовать военных. В начале 1946 года специальная комиссия, известная также как «Совет Стилуэлла», подготовила ряд докладов на тему развития американского танкостроения. Изучение опыта прошедшей войны показало, что лучший истребитель танков — это танк. Действительно, ещё в начале 1944 года американские средние танки догнали по вооружению истребители танков своей весовой категории, а появление Heavy Tank T26E3 снова сделало танковое вооружение равнозначным самоходному. Дальнейший рост калибров упирался в возможности шасси, и здесь уже не было особой разницы, танк проектируют конструкторы или истребитель танков. Прекращение работ по истребителям танков любых типов в такой ситуации выглядит вполне логичным.

GMC T70 создавалась для стремительных атак с использованием сети дорог с твёрдым покрытием и просёлков. Фактически она стала олицетворением продвигавшейся генералом Брюсом идеи об «автострадном агрессоре». В чём-то идеи генерала были похожи на концепцию танков Кристи. Джон Уолтер Кристи бредил высокой подвижностью, которая, при этом, отрицательно сказывалась на других характеристиках его боевых машин. Похожая ситуация сложилась и с GMC T70.

Полученные в мае 1944 года машины в войсках встретили с некоторым недоверием. Оба дивизиона были вооружены истребителями танков GMC M10, по сравнению с которыми GMC T70 была меньше и практически без брони. Машины направили в разведывательные батареи, где они фактически играли роль не истребителей танков, а лёгких танков. Лишённые проблем с трансмиссией, машины хорошо показали себя в гористых условиях.

А вот как к истребителю танков у экипажей набралось к GMC T70 немало неприятных вопросов. Желание генерала Брюса сделать максимально лёгкую и быструю машину вызвало непонимание экипажей, для которых даже крупнокалиберный пулемёт оказывался смертельно опасным противником. Ещё одной неприятной чертой машины стало тесное боевое отделение. Отчёты оказались очень похожими на оценку, данную специалистами НИБТ Полигона. Работать внутри башни, особенно заряжающему, оказалось явно сложнее, чем на GMC M10.

Высокую подвижность этих САУ пытались использовать для весьма специфичных задач, например, сопровождения колонн. Самоходные установки далеко не всегда использовались как средство уничтожения вражеских танков. Их задачи были куда шире: например, часто приходилось поддерживать огнём пехоту. И здесь GMC M10 выглядели лучше.

Тем не менее полным провалом участие GMC M18 в боевых действиях не стало. Например, в сентябре 1944 года, в ходе сражения за Люневиль, американские самоходчики из 704-го дивизиона истребителей танков записали на свой счёт восемь немецких танков, не понеся потерь в матчасти. Воевать им приходилось с «Пантерами», которые поражались либо в орудийную маску, либо в нижний лобовой лист. Успеху американских противотанкистов в этом бою способствовали высокая подвижность и довольно низкий силуэт их машин. Концепция генерала Брюса не всегда, но работала.

Способность к стремительным атакам активно использовалась экипажами GMC M18 и в дальнейшем. Недоверие к этой машине постепенно сменилось уважением. Очень удачной оказалась и идея размещения кольцевой турельной установки пулемёта Browning M2HB. Высокая манёвренность огня позволяла эффективно бороться с вражеской пехотой, что не раз отмечалось в отчётах. Очень нравилась экипажам и возможность быстрого демонтажа двигателя с трансмиссионным блоком. В то время как GMC M10 даже для обслуживания требовался кран, система на рельсах позволяла оперативно решать технические проблемы.

Решённые в конце 1943 года проблемы с настройкой трансмиссии изменили ситуацию с проходимостью. В отличие от ситуации в СССР, где GMC T70 на бездорожье чувствовали себя неважно, на просёлке GMC M18 вели себя куда лучше, чем те же M10. Наконец, существенным плюсом была гидравлическая система поворота башни — на M10 вращать башню приходилось вручную.

Лёгкие самоходные установки очень активно применялись на европейском ТВД, а с января 1945 года они появились и на тихоокеанском ТВД. Там им довелось воевать под непосредственным началом генерала Брюса. С 77-й пехотной дивизией, которой командовал генерал, взаимодействовала 306-я противотанковая батарея. Последним сражением Второй мировой, в котором применялись M18, стала битва за Окинаву. Чуть более чем за год боевого применения GMC M18 поступили на вооружение примерно двух с половиной десятков дивизионов истребителей танков.

Достаточно успешное боевое применение GMC M18 не помогло удержать машину на конвейере. Опыт боевых действий показал, что одной только скорости для успешной борьбы с танками недостаточно. Наиболее успешными образцами американской противотанковой самоходной артиллерии оказались GMC M10 и сменившие их GMC M36. Да, не такие быстрые, но куда более удобные для экипажей и подходящие для выполнения большего числа задач.

После окончания Второй мировой войны GMC M18 довольно быстро исчезли из американской армии. Эти довольно специфичные САУ не заинтересовали ни французов, ни страны Ближнего Востока. Наибольшее число GMC M18 оказалось в югославской армии, где они умудрились прослужить полвека и даже поучаствовать в гражданской войне в 90-х годах. Часть сохранившихся до наших дней M18 в частных коллекциях являются как раз бывшими югославскими машинами. На втором месте по числу полученных М18 оказалась Греция, где эти машины также долго служили. Единственной страной Латинской Америки, принявшей на вооружение GMC M18, стала Венесуэла. Здесь эти машины серьёзно модернизировали. Наконец, некоторое число M18 попало на территорию Тайваня. Похоже, что шасси M18 тамошним военным не очень понравилось, башни М18 водрузили на шасси ЗСУ M42. Полученный гибрид известен как Тип 64.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...