Орудия ПВО на башнях главного калибра линкоров

Фотография, присланная читателем, является иллюстрацией вопроса. Насколько целесообразно было размещать орудия ПВО на башнях главного калибра линкоров и как зенитчики могли вести огонь по самолетам в бою, если велась стрельба из ГК?

Вопрос не просто интересный, а бьющий наповал. Признаюсь, пришлось перелопатить изрядное количество материалов, чтобы сложилась более-менее нормальная картинка.

Но начну издалека. С Первой мировой, когда на арене сражений появился самолет. И когда все поняли, что с этой стрекочущей этажеркой из фанеры, ткани и расчалок надо считаться. Ибо теперь с неба могло прилететь, и прилететь неприятно. А главное, зачастую более точно, нежели артиллерийский снаряд.

Соответственно, был дан клич «Линкоры, вооружайся кто чем может!», так как гроза морей и океанов линейный корабль оказался наиболее беззащитен перед атаками с воздуха. Размеры, маневренность, скорость — все это играло на руку летчикам. И линкоры начали спешно обрастать стволами, направленными в зенит.

Так как первыми попали под модернизации ПВО ветераны Первой мировой войны, то немудрено, что устанавливать орудия ПВО стали на башнях ГК. Больше вменяемого места на дредноутах не было. Первыми это начали делать англичане, за которыми последовали все остальные. На башнях ГК англичане начали монтировать 76-мм зенитные пушки, ну а мачты, посты и прочие возвышенности достались пулеметам. За англичанами потянулись все остальные.

Вполне логичное решение. Ведь зенитчикам того времени требовалось что? Правильно, обзор пространства. Посты управления зенитным огнем (ПУАЗО) появились несколько позже.

Правда, в интервале между Первой и Второй мировыми войнам выяснилось, что башня ГК — далеко не самое лучшее место для ПВО. Потому что действительно, находиться там во время стрельбы орудий ГК было просто нереально и губительно для здоровья. В боевых уставах стран вообще предписывалось полное отсутствие экипажа на палубе во время стрельбы главного калибра. У консерваторов-англичан долгое время была в ходу инструкция для расчетов ПВО, которые по сигналу ревуна должны были покинуть свои места и укрыться в башенном каземате. При тогдашней скорострельности в 1-2 выстрела в минуту — то еще удовольствие…

Однако все здравомыслящие военные деятели того времени понимали, что вражеская авиация вряд ли будет ждать, пока корабль противника отстреляется, чтобы начать атаку. И в середине 30-х годов орудия ПВО стали покидать башни ГК.

ЛК «Ришелье» (Франция)

У «Ямато» на второй и третьей башнях еще были мелкокалиберные установки, на тыльной части, но их было всего 4, в сравнении с общим количеством стволов ПВО незначительно.

Все новейшие линкоры Второй мировой уже были с «чистыми» башнями.

Вторым ответом морской авиации стало появление так называемого универсального орудия, способного выполнять как роль вспомогательного калибра, так и ПВО.

Это была уже иная концепция вооружения. Вспомогательные орудия покинули бортовые казематы и разместились в бронированных башнях на палубе. Линкоры приобрели иной облик, скажем так, целей на палубах прибавилось, но получили взамен крупнокалиберную (до 127-мм у англичан и американцев и до 150-мм у немцев) зенитную артиллерию дальнего действия. Плюс всюду, куда можно было воткнуть, устанавливались зенитные автоматы мелких калибров, от 20 до 40 мм.

Рекордсменом в части зенитной артиллерии стал, однозначно, «Ямато». 12 двухорудийных башен калибром 127-мм, 53 трехствольных автомата калибром 25-мм. Что не помогло, и суперлинкор вчистую проиграл американской палубной авиации.

Возвращаемся к непосредственной теме вопроса. О наших линкорах и их ПВО. Которого до 1938 года, в общем-то, и не было.

Ни для кого не является секретом, что с анализом итогов Первой мировой войны в СССР было примерно так же, как с ПВО. То есть, очень плохо. Все, чем располагал наш флот — это 76-мм и 45-мм зенитные пушки и 37-мм автоматы. Но автоматическая 37-мм пушка 61-к, по сути, копия шведского 40-мм «Бофорса», появилась только в 1938 году.

До 1938 года все, чем обладали наши линкоры, это 76-мм зенитные пушки Линдера и пулеметы. Но в течении нескольких лет корабли прошли модернизацию, которая коснулась и ПВО. Лучшим по этому показателю стал линкор «Парижская Коммуна» — «Севастополь».

На него было установлено:
— 6 штук 76-мм зенитных полуавтоматических орудий образца 1931 года, изготовленные по технологии немецкой фирмы «Рейнметалл» (7,5 cm Flak L/59);
— 16 автоматов 61-к калибром 37-мм;
— 16 пулеметов ДШК.

Над «Октябриной» тоже поработали. Довольно сносно, если не смотреть на иностранных коллег. Для примера я решил взять английский линкор «Ройял Соверен», он же «Архангельск», который в 1944-49 годах проходил службу в рядах Северного Флота.

Как я не раз уже замечал, хороший корабль британцы бы не отдали. Так и здесь, линкор с 1942 по 1944 гг. простоял в резерве, так как Адмиралтейство считало его ни на что уже не годным. Потому отдали нам.

Против авиации противника «Архангельск» был вооружен:
— 8 орудиями «Виккерс» калибра 102 мм в четырех двухорудийных щитовых установках;
— 24 автоматическими орудиями «Виккерс» калибра 40 мм в двух восьмиствольных и двух четырехствольных установках;
— 60 автоматическими орудиями «Эрликон» калибра 20 мм (46 в спаренных и 14 в одноствольных установках).

Почувствуйте, как говорится, разницу. А это, замечу, ровесники. «Ройял Соверен» вошел в состав флота в 1916 году, «Севастополь» — в 1914-м…

Но вся проблема в том, что наши линкоры не могли себе позволить такое ПВО. Вся «начинка» у «Севастополя» осталась все такой же, на уровне 1-й мировой войны. А «Архангельск» имел радары, которые позволяли обнаружить цели намного раньше, чем наблюдатели «Севастополя» и скорректировать огонь ПВО.

Так что «Севастополь», который, по сути своей, играл на Черном море роль ночной плавучей артбатареи, мог позволить себе разместить орудия ПВО на башнях ГК.

Цитата из «официальной биографии»: «В период боевых действий на Чёрном море: линкор совершил 15 боевых походов, прошёл, в сложных боевых условиях, около 8 тысяч миль (7700 миль); его орудия главного калибра произвели 10 стрельб (более 3 тыс. выстрелов) по позициям противника под Севастополем и на Керченском полуострове; его зенитная артиллерия участвовала в отражении 21 атаки авиации противника, сбив 3 самолёта; в результате эффективных мер, принимаемых командованием флота и лично командующим Черноморской эскадрой, корабль не получил ни одного серьёзного повреждения».

«Меры, принимаемые командованием» — это базирование в Поти и Батуми, до которых немецкие бомбардировщики не могли долететь в принципе. Плюс «работа» в темное время суток. С соответствующей эффективностью…

Балтийским коллегам «Севастополя» повезло меньше. Использование «Марата» и «Октябрьской революции» в Финском заливе в качестве артиллерийских батарей привело к известным результатам:

Хотя на Балтике определенные выводы после того, как «Марат» перестал быть кораблем, сделали.

Резюме: размещение ПВО на башнях главного калибра советских линкоров было связано не с желанием сделать расчеты ПВО инвалидами, а обусловлено многими факторами:

1. Отсутствие радаров и возможности полноценного управления огнем ПВО.
2. Отсутствие возможности установить универсальные орудия (из-за четырехбашенной компоновки для них просто не было места) в должном количестве.
3. Отсутствие в необходимых количествах зенитных автоматов.

Кстати, устаревшая уже на момент постройки компоновка башен русских линкоров фактически свела на «нет» все попытки хоть как-то усилить ПВО. Вот снимок «Октябрьской революции» после ремонта с установкой 130-мм универсальных орудий в башнях Б-13 и Б-2МЛ:

В принципе, ПВО, размещенное на башнях главного калибра у плавучей батареи, — это нормальное решение. Ибо если идет налет вражеской авиации, то главный калибр может и не стрелять. Настоящему линкору (коими наши линкоры никак не являлись) приходилось сложнее. Это доказали «Ямато», «Принц Уэльский» и многие другие корабли.

Невероятно, но факт: российские/советские линкоры класса «Севастополь» («Петропавловск»/«Марат», «Гангут»/»Октябрьская революция» и «Севастополь»/«Парижская коммуна») в течение Первой и Второй мировых войн ни разу не вступали в бой с кораблями противника.

Но это уже больше по теме наших флотоводцев-адмиралов.

В итоге страны, имеющие на вооружении и использующие по назначению линкоры, довольно быстро отказались от неудобной практики размещения орудий ПВО на башнях главного калибра. Так как советские линкоры являлись по сути плавучими артбатареями крупного калибра, то они могли позволить себе, исходя из задач, размещать ПВО на башнях ГК. Боевые задачи, выполняемые этими кораблями, не предусматривали одновременного отражения атак авиации противника и ведения огня главным калибром.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ruwar на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Подписка
avatar
wpDiscuz