Палки вместо винтовок

О нехватке винтовок, с которой столкнулась Русская императорская армия в годы Первой мировой войны, написано немало.

К началу войны в России имелся даже некоторый излишек винтовок (около 70 тыс. штук). По мобилизационному расписанию № 19, утвержденному в 1910 году, полагалось иметь в войсках и в запасе 4 559 003 винтовки, фактически же состояло налицо 4 629 373 штук. По опыту войны с Японией считалось, что новую войну можно будет вести на основе имеющихся запасов. Кроме того, для производства стрелкового оружия Россия располагала тремя оружейными заводами – Тульским, Сестрорецким и Ижевским. По тому времени это были крупные предприятия, оснащенные хорошими станками и обладающие достаточной энергетической базой.

Однако уже вскоре после начала войны винтовок стало не хватать. Потребность в них резко возросла, потери винтовок в результате боев были громадными, а возможности производства ограничивались проводившейся как раз в это время реконструкцией оружейных заводов. Работы по их модернизации и расширению производственных площадей начались в марте 1914 года, за 4 месяца до войны.

Результат известен. Чтобы вооружать миллионы мобилизованных солдат, особенно в первый период войны, Россия разместила огромные заказы на производство винтовок в США, использовала запасы снятых с вооружения винтовок Бердана, а также закупала за границей крупные партии винтовок различных моделей, как сравнительно современных, так и устаревших. «Нестандартными» винтовками вооружались войска, расположенные в тылу, а на фронт направлялись винтовки, изготовленные на русских предприятиях и на заводах США по русскому образцу.

Быстро росло и отечественное производство оружия. Накануне февральской революции Россия занимала по производству винтовок первое место в мире.

В дополнение к трем имеющимся строились еще два крупных современных винтовочных завода. С их вводом в строй производство стрелкового оружия должно было удвоиться. Однако после февральской революции строительство этих заводов, как и множества других предприятий, в том числе самых передовых отраслей, затормозилось, а после октябрьской революции остановилось.

Уже в 1916 году самый тяжелый период кризиса снабжения остался позади. Однако на начальном этапе войны он был очень острым. В целом за войну просчет в оценке потребностей составил более 6 млн. винтовок. Естественно, у каждого, кто начинает знакомиться с этой темой, такая громадная ошибка планирования вызывает изумление. Первая мысль, которая приходит в голову – что царские генералы будто бы поголовно были какими-то идиотами или вредителями.

Многие на этом месте и прекращают свои размышления. Но если подумать еще немножко, закономерно появляется вторая мысль: а как обстояли дела в других странах, где не было «прогнившего самодержавия»? Ну что же, давайте посмотрим, картина действительно интересная. Начнем с союзников.

Самой индустриальной державой Антанты была Англия. До войны ее промышленное производство (13,6% мирового выпуска) почти достигало объема российского (8,2%) и французского (6,1%) вместе взятых. Чем эта передовая страна, руководимая ответственным демократическим правительством, вооружала своих солдат?

Вот деревянный макет винтовки, который выдавался английским новобранцам для обучения хотя бы простейшим ружейным приемам за неимением другого оружия. К 1916 году использование этих палок вместо ружей носило массовый характер.

На следующих этапах обучения, а также для тыловой службы солдаты получали устаревшие либо импортные винтовки. Штатные Ли-Энфилд им выдавались лишь во Франции, при отправке на фронт, и многие английские солдаты шли в свой первый бой, толком не успев ознакомиться с тем оружием, которое держали в руках.

Как дошли англичане до жизни такой? В начале войны регулярная британская армия имела на вооружении 475 тыс. винтовок Ли-Энфилд и еще 320 тыс. таких винтовок находились в территориальных формированиях. Годовое производство винтовок составляло 47 280 штук. Между тем только в августе 1914 года в армию пришло 725 тыс. новобранцев. [2, с.131]

Чтобы вооружить своих солдат, англичанам пришлось обобрать колониальные войска и флот, купить 100 тыс. винтовок Росса в Канаде, 600 тыс. винтовок Винчестера и Ремингтона в США, а также разместить на американских заводах огромные заказы на дальнейшие поставки, которые продолжались всю войну.

В Японии Великобритания закупила большое количество винтовок Арисака, причем не только современной модели 38, но и более старой модели 30. Тех же самых рассчитанных на субтильных японцев коротких винтовок уменьшенного калибра, за покупку которых любят потешаться над Россией современные диванные стратеги. Точное количество английских Арисак в разных источниках различается, но по некоторым данным оно достигало 500 тыс. штук (Россия приобрела 620 тыс. штук). В 1916 году, когда винтовочный кризис был уже не таким острым, Англия передала России 128 тыс. Арисак. Куплено было явно гораздо больше. Во-первых, во время войны была большая убыль винтовок. Во-вторых, часть Арисак англичане оставили себе, их списали уже в 1920-е годы.

Переходим от Англии к Франции с ее не менее ответственным и компетентным правительством. Это однозарядная винтовка Rolling Block образца 1867 года американской фирмы Ремингтон:

Она знаменита тем, что французы дважды закупали для своей армии крупные партии таких винтовок. Первый раз – для Франко-прусской войны в 1870 году, а второй раз через 40 с лишним лет для Первой мировой. Это единственная однозарядная винтовка, которая не попала в армию со складов старого оружия, а массово изготавливалась в годы Первой мировой войны. Ее поставки во Францию продолжались до 1916 года.

Ненамного моложе были однозарядные винтовки Гра образца 1874 года, снятые с вооружения после перехода французской армии на винтовки Лебель образца 1886 года, но в больших количествах хранившиеся на военных складах. Правда, этими винтовками Франция не только воевала сама, но и поделилась ими с Россией. Они использовались даже во Второй мировой войне. Во Франции ими вооружали некоторые тыловые части, включая охрану аэродромов, а в СССР винтовки Гра выдавались ополченцам и различным охранно-караульным службам.

Как и англичане, французы передали в регулярную армию оружие колониальных войск. В частности, трехзарядные винтовки Бертье нескольких модификаций. Всего французская армия использовала во время Первой мировой войны полтора десятка разновидностей винтовок разного возраста и конструкций.

США уже в начале ХХ века обладали самой мощной промышленностью, которая давала 32% мирового производства. Их заводы снабжали оружием, боеприпасами, военными материалами и другой продукцией все государства Антанты. При этом сами США вступили в войну лишь в апреле 1917 года, когда масштаб военных потребностей и те проблемы снабжения, с которыми столкнулись другие страны, были хорошо известны. Наверное, зная это и располагая огромными материальными ресурсами, ответственное демократическое американское правительство как следует вооружило свою армию?

Ничего подобного. Америка оказалась совершенно не готовой к войне, ее армии не хватало практически всего, что было необходимо, в том числе и винтовок.

Для войны в Европе генерал Першинг собирался создать 4-миллионную американскую армию. Однако для ее вооружения имелось в наличии лишь 600 тыс. современных винтовок Спрингфилд образца 1903 года (американская копия Маузера 1898 года) и 100 тыс. снятых с вооружения винтовок Крага-Йоргенсена. [2, с. 131] При этом резерва производственных мощностей для выпуска оружия, в том числе и винтовок, в США почти не было. Американская промышленность выполняла гигантские европейские заказы и была загружена на 94-96%. [12]

Поскольку в США массово производились английские винтовки Ли-Энфилд, было решено временно принять их на вооружение, пока не удастся наладить выпуск штатной винтовки Спрингфилд. [2, с. 131] Проще было увеличить производство одной модели, чем пытаться наладить выпуск сразу двух разных моделей. Для этого США выкупили у Великобритании ее долю в заводах Ремингтон и Винчестер. Несмотря на огромные усилия и хорошие производственные результаты, достигнутые промышленностью США во время войны, солдаты США отправлялись в Европу в лучшем случае с современными винтовками двух разных типов, а в худшем с устаревшими списанными винтовками или вовсе безоружными. Часть американских войск во Франции пришлось вооружать французскими винтовками, в том числе Бертье 07/15, и обеспечивать другим французским снаряжением – при всех трудностях снабжения, с которыми сталкивалась сама Франция. [12]

Перейдем теперь к Центральным державам.

Австро-Венгрия (4,4% мировой промышленности в 1913 году [3, с. 296]) столкнулась с нехваткой винтовок раньше всех воюющих стран. Уже в августе 1914 года ей пришлось обратиться к Германии с просьбой срочно выделить 60 тыс. винтовок и 6 млн. патронов, так как без этого невозможно было выполнить план мобилизации. [2, с. 131]

В ход пошли снятые с вооружения модели Манлихера и даже стрелявшие дымным порохом однозарядные винтовки Венцля образца 1867 года, а также Верндля образца 1877 года. Ими, в частности, вооружали добровольческие отряды Украинских сичевых стрельцов.

Но всего этого не хватало, а зарубежные заказы для Центральных держав, в отличие от стран Антанты, были недоступны из-за блокады. Поэтому австро-венгерским войскам пришлось использовать трофейные винтовки множества разновидностей – русские трехлинейки и берданки, французские винтовки Лебель, Бертье и Гра, японские Арисаки, итальянские, румынские, английские винтовки и т.д. Полный перечень всего оружия, которым поневоле пользовалась Австро-Венгрия, составить затруднительно, но ее армия поистине представляла собой музей образцов стрелкового оружия от середины ХIХ века и до современных моделей. Естественно, снабжение всевозможными типами патронов этого войска, где даже в одной части попадались разные винтовки, было адской задачей. [13]

Ну и вишенка на торте – армия Второго рейха. Традиционно она представляется вооруженной и снаряженной по последнему слову техники, благодаря работающей с немецкой аккуратностью могучей промышленности. Германия в 1913 году давала 14,8% мирового промышленного производства и была бесспорным индустриальным лидером Европы. [3, с. 296] Тем не менее, во время войны Германия столкнулась с теми же самыми проблемами, что и другие государства, и решала их теми же способами, что и все остальные: использовала устаревшие, снятые с вооружения образцы, вплоть до Маузеров образца 1871 года, а также трофейные зарубежные винтовки разнообразных моделей.

По информации Дитера Шторца, научного сотрудника Баварского военного музея и автора ряда книг о стрелковом оружии, в августе 1915 года в пополнениях германской армии одна современная винтовка приходилась на 6,8 солдат. [14] Об одной винтовке на пятерых русских или советских бойцов читать приходилось неоднократно. Одна винтовка на семерых немцев – это звучит непривычно, однако показывает, с какими сложными проблемами столкнулись все без исключения воюющие страны.

Кевин Стаббс, автор известной монографии о снабжении фронта в 1914-1918 годах, пишет: «Еще один миф, связанный с Великой войной, касается неспособности России снабдить свою армию достаточным количеством винтовок. Историки приводят это как пример несостоятельности династии Романовых. На самом деле в 1914 году все столкнулись с дефицитом винтовок, как и с нехваткой почти всех видов ресурсов. Опыт России был типичным, а не исключительным». [2, с. 130]

Почему же все страны жестоко просчитались в своем военном планировании? Причину этого понять не так уж сложно. В обоих враждующих лагерях были уверены, что предстоящая война будет скоротечной и продлится от нескольких недель до нескольких месяцев. Обе стороны разрабатывали планы маневренной, наступательной войны. Считалось, что мощь современного оружия быстро приведет к развязке.

Никто не мог представить, что война будет продолжаться более четырех лет. И уж тем более никто не мог предвидеть, сколько миллионов солдат придется мобилизовать и вооружить за это время.

Когда выяснилось, что довоенных запасов не хватает, не одна Россия, а все воюющие страны принялись искать по всему миру любое оружие, какое только можно было поскорее заполучить и пустить в дело ради скорой победы. Только к лету 1915 года по обе стороны фронта осознали, что война будет долгой, и всех мировых запасов стреляющего хлама не хватит, чтобы довести ее до скорого победного конца. С этого времени и развернулось широкомасштабное строительство новых военных заводов, которые позволили преодолеть кризис снабжения, по крайней мере в самых острых его формах.

На фоне других воюющих стран Россия совсем не выглядит такой безнадежно слабой и отсталой, как ее часто изображают. Более того, современный английский историк Н.Фергюсон, анализируя экономические проблемы всех воюющих государств, делает вывод, что в годы Первой мировой войны Россия создала «самую успешную военную экономику». [15, с. 263]

В заключение обратимся к опыту Великой Отечественной войны. Большевики критиковали царское правительство за неспособность наладить снабжение армии. Сами они постоянно говорили о необходимости подготовки к войне с империалистическими державами. Одной из главных целей индустриализации было создание мощной оборонной промышленности. Казалось бы, при такой подготовке Красная армия должна была встретить врага во всеоружии? Уж хотя бы элементарным стрелковым оружием ее должны были обеспечить? Увы и ах.

Потребности и возможности обеспечения РККА винтовками в сентябре 1941 года [16, с. 409, Таблица 27]

Требовалось винтовок Имелось в наличии План поставок на сентябрь
Для новых формирований 659 613
Для пополнения фронтов 1 367 600
Всего 2 027 213 39 000 339 000

Рассекреченный в наше время советский справочник сообщает, что в сентябре 1941 года, через три месяца после начала войны, имелось в наличии всего 39 тыс. винтовок при потребности свыше 2 млн. штук. То есть одна винтовка приходилась на 52 бойца, которые в ней нуждались. При этом за счет новых поставок имеющуюся потребность можно было удовлетворить лишь за 6 месяцев – а за это время неизбежно было появление новых, не менее масштабных потребностей.

Самодержавие, говорите, было гнилое?

Материал: https://polit-ec.livejournal.com/15612.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

3 комментария

  1. Небритое прямоходящее:

    Точно. Всё цвелоплесенью розами и пахло разложением фиалками. Ведь не могла же РИ построить 4 нафиг ненужных в сухопутной позиционной войне дредноута с бронёй линейного крейсера и импортным оборудованием и строить линейные крейсера после их полного провала по образцу десятилетней давности, если была отсталой

    • Observer:

      Ну в общем да. Но РККА начала в 1941 году еще веселее — хотя понятна была идея, что от винтовки Мосина хотели переходить на самозарядки, но и с производством было сложно, и народец от сохи освоить СВТ не мог. А до того, что армию можно массово вооружить простейшими пистолет-пулеметами, в СССР не допёрли. Да и никто не допёр — это уже война подсказала.

      • Небритое прямоходящее:

        Тема винтовок — то, на чём булкохрусты обходят патронный и снарядный голод и знаменитое в узких кругах «всё же не надо раздражать общественное мнение». Схавано и въсрто лет 12-15 тому, но всё никак не угомонятся. Вкус переваренного нравится, видимо.