ПВО против крылатых ракет: кризис возможностей

В течение 2016 и 2017 годов две страны в мире (США и Россия) довольно активно использовали такое оружие, как крылатые ракеты. В том числе при деблокаде Дейр-эз-Зора. В чём особенности использования этого оружия, и почему постоянно растёт количество его операторов? Какова его эффективность, и каковы шансы ПВО противостоять этому оружию?

Об этом и кое о чем другом я хочу вам рассказать.

Крылатыми ракетами являются, формально, большинство управляемых ракет, поскольку они имеют аэродинамические несущие поверхности. Притом к ним, кроме тех, что станут темой рассказа, относятся и прочие ракеты — от противотанковых до «воздух-воздух» (воздушного боя) и противокорабельных. Но поговорим мы конкретно о ракетах для ударов по объектам на поверхности. Притом ракетах, относящихся к оперативно-тактическим (дальность от 150 до 1500 км.) и стратегическим (свыше 1500 км.) и морского и воздушного базирования. Тем более что в силу закрытых для широкой публики характеристик часть из этих ракет может оказаться не оперативно-тактическими, а стратегическими — и наоборот…

Кстати, ввиду того, что растёт радиус ПВО (что наземной/морской, что и воздушной компоненты), то и тактические ракеты постоянно смещаются в оперативно-тактические, перешагнув 150-километровый барьер дальности действия, обеспечивая безопасность для носителя при пуске. Например, в России так произошло с ракетами Х-59 и Х-31.

Что объединяет эти крылатые ракеты? Это и относительно небольшая масса боевой части, как правило, не более 500 кг.; скорость меньше скорости звука 0,7-0,9 М (число М эквивалентно 1224 км/ч или скорость звука у земли в 340 м/секунду); низкий профиль полёта (хотя для дальнобойных ракет может быть и высотный, особенно для тех, что запускаются с самолёта-носителя с высоты для увеличения дальности) в 30-100 метров (чем новее тем ниже); проистекающие от низкого профиля полёта сложности для ПВО/ПРО, притом усугубляющиеся модой на «стелс»-ракеты (среди них и Тaurus/Германия и AGM-158 JASSM/США и SCALP/Франция и SOM/Турция и Х-101/Россия или новые версии Х-59).

Вообще умением производить ракеты, относящиеся к рассматриваемому сегменту, могут похвастаться таковые страны как Россия, США, Франция/Великобритания (SCALP/Storm Shadow), Германия, КНР, Пакистан, Республика Корея, Тайвань, Иран, Израиль. Более интересно, что в списке может быть больше на пять стран — это Индия (они никак не «допилят» свою многострадальную крылатую ракету Nirbhay, начало создания которой пришлось на 2007 год), но зато, благодаря наглядной демонстрации в Сирии возможностей противокорабельного комплекса «Бастион» можно понять, что они имеют «Брамос» с аналогичной «бастионовской» ракетой; это Италия; это Норвегия; это Япония и это КНДР.

Вопрос, конечно, в том, умеют ли головки самонаведения «Отомат», NSM и севрокорейских и японских ракет находить заданные цели на суше или нет, но если они делали качественно, то вполне должны.

Впрочем, особая «прелесть» ситуации в том, что мы как бы подарили Индии целый вид оружия, которым она не располагала, и без нас его не было бы. Тем более интересно, что же не так с индийской крылатой ракетой, если она не хочет летать «куда надо»? Неужели на самом деле они НИЧЕГО тут не могут — ни механическую часть (особенно топливо + системы наведения), ни даже программное обеспечение? Тогда что от них в «Брамосе»? Надпись? Конечно, я понимаю, что они по сути скорее дали деньги на нашу гиперзвуковую ракету, но разве станет от этого она индийской?

На самом деле стран, могущих использовать рассматриваемый тип крылатых ракет, больше — например, в Европе они есть ещё у Испании, Финляндии, были заказаны Грецией.

Большинство из крылатых ракет из имеющихся странами мира, если говорить о наименованиях, по типу носителя имеют воздушное базирование, затем идёт морское и замыкает наземное. Последнее популярно у Ирана и КНР. Мы уничтожили свой наземный мобильный комплекс по договору с США в 80-ые, хотя, благодаря малым ракетным кораблям типа «Буян» и развитой речной системе сообщения нашли вполне изящное решения для обхода этого соглашения. Но и США нашли обходное решение тоже — благодаря развёртывания снаряжаемых «Томагавками» установок вертикального пуска для, якобы, ПРО. Но вот если взять по числу произведённых, то тут видно огромное преимущество ракет морской компоненты благодаря флоту США (и возможности двойного использования остальных ПКР, например флота России).

Крылатая ракета «Томагавк», запущенная с надводного корабля или подлодки, способна поразить высокозащищенные наземные объекты на расстоянии около 1600 км (по другим данным – 2400 км) и надводные цели на удалении до 500 км. Российский аналог «Томагавков» – семейство крылатых ракет «Калибр». Дальность поражения надводных целей – до 700 км. Официальной информации о максимально возможном удалении наземной цели нет, но в СМИ упоминается диапазон от 1500 до 2000 км.

По состоянию на 2016 год, судя по открытым источникам, у России было 17 кораблей-носителей (в том числе и субмарин), на которых были размещены 144 ракеты «Калибр». В июле министр обороны РФ Сергей Шойгу сообщил, что только во втором квартале с.г. промышленность поставила флоту 60 крылатых ракет морского базирования «Калибр». Получается, что «Калибры» пекут, как пирожки. И в арсеналах их достаточно, хотя и несопоставимо с числом «Томагавков» у вероятного противника.

Но вот с носителями крылатых ракет – беда. Только у США их почти полторы сотни. У России – менее двух десятков.

При этом, к примеру, атомная субмарина типа «Огайо» (а их в ВМС США 4 единицы) может нести до 154 «Томагавков», крейсер типа «Тикондерога» (22 единицы.) – до 122 крылатых ракет, эсминец типа «Орли Бёрк» (60 ед., будет 75 или 99) – до 90 «Томагавков». Далее, как говорится, идет простая арифметика.

Цели для крылатых ракет

Скорее они стационарные. Это капитальные объекты военной и гражданской инфраструктуры. Да, крылатые ракеты могут поразить и мобильные, но всё же не в момент движения, в основном (хотя бы потому что если не отслеживать цель и не давать целеуказание на неё постоянно, то, к примеру, мобильный командный пункт может просто затеряться в городской застройке). Притом задумывались ли вы, камрады, о том насколько хрупок наш современный мир для этой напасти? Ведь на самом деле в каждой стране есть множество объектов, поражение которых приведёт к очень тяжёлому, а то и невосполнимому ущербу. Какие есть у нас гражданские критичные объекты, которые далеко не каждая страна может восстановить только своими силами, особенно в военное время? А представьте что у вас дома вдруг вырубился свет — это как раз ракеты разрушили электроподстанцию или хуже — генератор/турбину на ТЭЦ или ГЭС. Когда свет вновь подадут? А когда кто-то изготовит новую турбину или получит запчасти и отремонтирует эту. Вспомним историю с Siemens и крымскими турбинами! Да даже трансформаторы делают ли для подстанций в нашей стране и много ли где в других странах?

Итак о чём может идти речь:

— АЭС (в теории они имеют конструктивную защиту, например, от падающих авиалайнеров, но насколько она эффективна против ракет? При удачном попадании Чернобыль/Фукусима);

— нефтеперерабатывающие заводы и склады ГСМ (встаёт транспорт);

— агрегаты ГЭС и ТЭС (встаёт коммуникация, готовка пищи и связь; рушится управление);

— водозаборы (а там зачастую есть хлор который может пойти облаком после удара);

— водоочистные сооружения (представим, что в реки пошёл сброс всего что есть в трубах);

— узлы телекоммуникаций (оптоволокно и прочее) (интернета — нет, связи — тоже, управления нет);

— химические производства (огромные пожары и отравляющие вещества над городами);

— мосты (нарушение сообщения);

— газопроводы и нефтепроводы и их узлы, например подземные газохранилища (те кто думал что он без электричества на газе проживёт ошиблись);

— заводы по производству станков, оружия и критично важного оборудования (чтобы лишить возможности обороняться сейчас и в дальнейшем и восстанавливать порушенное самостоятельно — это нам не середина 20 века без станков с ЧПУ и прочим);

— дата-центры (извлеки потом данные, даже если генераторы притащишь!);

— шлюзы и водосбросы гидротехнических сооружений (создание затоплений);

— прочее.

И это неполный список того что разрушив можно вогнать любую страну в средневековье. А решить проблемы созданные разрушением вышеперечисленного может быть даже не по силам остаткам национальной экономики. Особенно при блокаде внешних поставок. Нечто подобное уже было в 1999 году в Югославии, хотя там «до конца» натовцы «не разгулялись». А там, однако досталось ещё к вышепоименованному и больницам и телевидению. А восстановление при «сетевом» поражении объектов может оказаться и невозможно или растянуто на многие годы. Не говоря о том, что в некоторых случаях ракета доставит не пару сотен килограмм взрывчатки, но 200 кТ в тротиловом эквиваленте.

Военных критических объектов тоже хватает:

— пусковые шахты баллистических ракет;

— штабы;

— узлы связи и управления;

— аэродромы и авиатехника на стоянках;

— топливохранилища/топливозаправочные комплексы;

— стационарные радары;

— позиции ПВО (будете смеяться, но далеко не всё ПВО на планете может быть и ПРО одновременно);

— склады (особенно большие склады ракетно-артиллерийского вооружения, которые даже и в мирное то время опасны) ;

— казармы войск (при неожиданном нападении);

— корабли у причалов (тоже при неожиданном нападении);

— прочее.

Стоит упомянуть то, что если удар неожиданный, то средства противодействия от ПВО до РЭБ могут быть в неактивном состоянии. И даже военный корабль у причала может быть застан, что называется «со спущенными штанами».

Есть, конечно, количественное ограничение — всё таки обозначенных объектов у крупной страны ОЧЕНЬ много. Ну а у малой? Например у Югославии, Ирана для США или там Украины или Прибалтики для России (да даже той же Германии или Японии)? Американской или российской мощи вполне хватит на лишение страны-противника не только возможности вести военные действия, но и по сути лишить признаков современной цивилизации создав коллапс экономики работающей на человека.

Притом разработка и совершенствование такого оружия продолжаются.

Целеуказание как сила и слабость крылатых ракет

Одной из главных проблем в случае с крылатыми ракетами — дать им точное целеуказание. Вопрос тут в моменте атаки ввиду того, что военные, особенно мобильные объекты могут переместиться с началом боевых действий. Не все — но некоторые однозначно переместятся. А часть может быть прикрыта развёрнутым ПВО. Потому в первую очередь перед атакой беззащитны гражданские объекты и двойного назначения — они переместиться не могут, да и прикрывать их не факт, что смогут. Благодаря доступности спутниковых карт задача для наведения ракет изрядно облегчилась, как и множеству информации в сети интернет о том, где и что расположено.

В случае начала боевых действий возможности нахождения целей падают. Например для стран не располагающих средствами спутниковой разведки и другими НАДЁЖНЫМИ способами (а это, считай, по сути США и Россия и, возможно, КНР). Потому опять же проще поразить известный до войны стратегический объект и не важно военный он будет или напрочь гражданский.

Хотя есть методы противодействия спутниковому наведению — например в России было в 90-ые противодействие властей точному определению координат с помощью GPS. Однако, с тем, что теперь оное определение стоит в каждом смартфоне или даже множестве фотоаппаратов, это невероятно сложно. И, вроде бы, помеха на уровне десятков метров есть и сейчас, что вполне хватит для минимизации ущерба, особенно если метод наведения был использован ОДИН. Был метод противодействия использованный в 2003 году в Ираке, когда давалась помеха на военный сегмент GPS, и ракеты «Томагавк» летели куда угодно, но не в цель. И была информация, что американцы проводили работу над ошибками и теперь нужно придумывать новые методы. Вообще, на современной ракете сейчас может быть до трёх параллельных систем наведения на цель (инерциальная, спутниковая, электронные карты). Не говоря о дополнительной системе поиска цели на конечном участке траектории. Об истории вопроса со стороны США можно прочитать тут.

И, да, разработка навигационных и прицельных систем для ракет дело скорее сложное, и потому далеко не факт, что крылатые ракеты «новичков» ракетного клуба в этом плане совершенны (смогут точно поражать цели) и/или помехоустойчивы. Хотя бы потому чьей спутниковой системой должны пользоваться те же ракеты Ирана или той же Турции(если таки разругаются с США)?! А были ли испытания на полную дальность у тех же иранцев (для определения величины ошибки при имеющемся способе(или способах) наведения ) — неизвестно.

Продолжение следует.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...