Русские корни Хетцера

Оказывается, Pz.Kpfw.38(t), Jagdpanzer 38 и многие другие образцы чехословацко-фашистской бронетехники разработал для чехословаков и немцев русский инженер Сурин Алексей Михайлович. Вот такие вот выверты судьбы. За что русский инженер не берется — получается танк, хе-хе.

Награжден шведским орденом Густава Васы, представлен к Ордену Германского Орла — но не получил, чуйка русского инженера не подвела. После войны с ним поговорили чекисты — и отпустили.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

2 комментария

  1. Anunah:

    Куда?

    • Observer:

      Вообще.

      Происходил из семьи помещиков, благодаря чему получил высшее образование в Политехническом институте в Киеве, Высшую артиллерийскую школу закончил в чине подпоручика. Участвовал в Первой мировой войне, впоследствии и Гражданской войне на стороне белых. После поражения белых через Турцию и Югославию попал в Чехословакию. Поселившись в Праге, работал техником в фирме ЧКД, с 1925 участвовал в разработке вооружения. Первой его работой в 1925-27 гг. была модификация корпуса колесно-гусеничного легкого танка KH-50 (чеш. Kolohousenka), два экземпляра которого, на пробу, были закуплены СССР. В 1930 ему была поручена модификация танкетки Carden Loyd, с чего и началась прославившая его карьера конструктора танков. В 1932 г. под давлением фирмы получает чехословацкое гражданство. В 1933 г. получил задание создать отделение специальных конструкций SPE, занятое прежде всего разработкой танковой техники. Его улучшенный вариант танкетки Carden-Loyd Mk VI был принят на вооружение чехословацкой армией как vz.33.

      Выпускавшаяся в различных модификациях танкетка AH-IV экспортировалась в Швецию, Иран и Румынию, улучшенный вариант с пулеметами Карлскона был принят на вооружение вермахтом как PzKpfwI. Следующим успешным легким танком был выпускавшийся в разных модификациях LTP/LTH (для Перу и Швейцарии) и LTL (для Литвы, партия не была отправлена в связи с инкорпорацией Литвы в СССР и была принята на вооружение армией Словацкой республики как LT vz.40). Самым известным стал танк THN и его улучшенный вариант — знаменитый LT vz.38. Отличная ходовая часть успешно использовалась и в качестве основы для самоходных орудий и истребителей танков. Пиком довоенного развития стал средний танк V-8-H, который уже не удалось поставить чехословацкой армии (предполагалось использовать название ST vz.39.).

      После прихода Красной Армии три дня допрашивался НКВД и был признан невиновным в сотрудничестве с нацистами. После войны продолжал работу над танками G-13, AH-IV-Hb (для Абиссинии), TNH n.A, Прага/Шкода TVP. В 1950 г. был принужден внедрять производство танков T-34/85, производством оружия перестает заниматься после перевода производства танков в Словакию (по стратегическим причинам). Отделение SPE было закрыто и Сурин перешёл в отделение кулачных компрессоров, где и проработал до ухода на пенсию в 1960 г. В 1961-63 гг. вернулся к работе в качестве консультанта в области производства тяжелой военной техники и часто ездил в Словакию в Дубницу над Вагом и Мартину. Будучи пенсионером он еще несколько лет работал в Праге как конструктор газотурбинного двигателя военного транспортного средства и систем силовых передач.