Вундерваффе WW2: Ракетная бомба «Горгулья»

Хотя американские планирующие бомбы программы SWOD были чрезвычайно передовым (по меркам времени) оружием, тем не менее, и у них имелся важный недостаток – они не были особо эффективны против хорошо бронированных целей. Заменить фугасную боевую часть бронебойной, конечно, было бы нетрудно: но планирующая бомба просто не развивала достаточной скорости, чтобы эффективно проломить броневую палубу линкора или тяжелого крейсера. К тому же, удар планирующей бомбы, как правило, приходился под пологим углом, что еще больше снижало ее потенциальное бронепробитие.

Американский флот прекрасно осознавал этот недостаток своего управляемого оружия. В 1943 году, американские моряки имели возможность “ознакомиться” на Средиземном Море с немецкими бронебойными управляемыми бомбами Fritz-X: падая с высоты, каплевидная управляемая бомба разгонялась до сверхзвуковой скорости, и могла пробить военный корабль от верхней палубы до киля. Однако, с точки зрения американцев, Fritz-X не была особенно эффективна, поскольку являлась, по сути дела, вертикально падающей бомбой. Самолет-носитель Fritz-X должен был пройти прямо над целью (причем еще и удерживаясь на ровном курсе, чтобы не мешать оператору наводить бомбу), и становился легкой мишенью для зениток.

В октябре 1943 года, командование флота в лице капитана Темпля (из отдела авиационного планирования) выдало заказ на разработку управляемой планирующей бомбы, которая могла бы запускаться самолетом из-за предела досягаемости корабельных зениток – и при этом сохраняла бы достаточную скорость и кинетическую энергию для поражения броневых палуб военных кораблей. При этом ключевым требованием была возможность применять бомбу с палубных самолетов. Новая бомба должна была иметь такие габариты и вес, чтобы размещаться – без значимых нарушений аэродинамики – на подвеске пикирующих бомбардировщиков “Хеллдайвер”.

Окончательно концепт нового оружия был сформулирован лейтенант-командором Грэйсоном Мерилом (из Секции Специальных Разработок Бюро Воздухоплавания) в июне 1944 года. Согласно ему, новая бомба должна была стать планирующим оружием, оснащенным ракетным ускорителем – для придания дополнительной скорости перед столкновением. Аэродинамические характеристики бомбы (получившей кодовое обозначение “Горгулья”) подбирались таким образом, чтобы оружие обладало хорошей устойчивостью в пикировании. Контракт на разработку бронебойной планирующей бомбы “Горгулья” получила в сентябре фирма “МакДоннел”, в это время – сравнительно незначительный производитель, имевший незадействованные мощности.

Конструкция:

Планирующая бомба “Горгулья” была разработана в очень короткие сроки и под весьма жесткий набор требований, что предопределило ряд элементов ее дизайна. По конструкции, “Горгулья” была низкопланом с положительным поперечным углом небольшого эллиптического крыла. Крыло имело размах в 2,59 метра, и было выполнено максимально тонким, чтобы создавать наименьшее сопротивление в пикировании.

Фюзеляж бомбы имел обтекаемую сигарообразную форму длиной 3 метра, со спрямленной верхней частью. Это было сделано для того, чтобы “Горгулья” могла поместиться на наружной подвеске “Хеллдайвера”. Сверху на фюзеляже выступали два обтекаемых блистера, предположительно, служивших для размещения взводящих вертушек взрывателей. Хвостовое оперение имело V-образную форму, с управляющими плоскостями на нем.

Хотя “Горгулья” считалась планирующей бомбой, она была оснащена вспомогательной двигательной установкой. В ее кормовой части был размещен стандартный твердотопливный ракетный ускоритель JATO модели 8S1000, развивающий 1000 фунтов тяги (около 450 кгс) в течение восьми секунд. Работа двигателя разгоняла “Горгулью” до скорости около 970 км/ч непосредственно перед ударом. На полной скорости, снаряженная полубронебойной боевой частью “Горгулья” могли пробить 50-сантиметровую броневую палубу.

Система радиокомандного управления включала передатчик на самолете-носителе (предположительно, AN/ARW-18) и приемник AN/ARW-17 на бомбе. Пять командных сигналов – “вверх”, “вниз”, “вправо”, “влево” и “зажигание двигателя” – задавались частотными акустическими тонами на несущей волне. В качестве таковой могла быть установлена любая частота в пределах диапазона 30-42 МГц. В дальнейшем на серийных бомбах предполагалось перейти на приемники AN/ARW-37, способные работать в диапазоне 50-65 МГц. Дальность эффективной работы системы зависела от антенны на самолете-носителе, и (теоретически) могла составлять до 28 км. Однако, так как “Горгулья” отслеживалась пилотом визуально, практическая дальность применения бомбы не превышала 8 километров.

Для управления “Горгульей”, на ее V-образном хвостовом оперении были установлены управляющие плоскости, служившие одновременно рулями высоты и направления. Синхронное отклонение плоскостей в одном направлении использовалось для управления по тангажу, а не-синхронное – для управления по рысканью. Стабилизация по крену осуществлялась элеронами на крыльях, которыми управлял гироскопический автопилот. Система сервоприводов, согласно имеющимся данным, была пневматической, питаемой от баллона высокого давления в кормовой части бомбы.

Управление бомбой было визуальным. Оператор с борта самолета-носителя отслеживал полет “Горгульи”, и при помощи джойстика удерживал ее на линии визирования наблюдаемой цели – крупного корабля противника. Незадолго до столкновения, оператор подавал команду на зажигание ракетного двигателя, придавая бомбе дополнительное ускорение в момент удара. Для более удобного отслеживания бомбы в полете оператором, над соплом двигателя в корме “Горгульи” размещался фальшфейер, зажигавшийся с небольшой задержкой после сброса.

В качестве боевой нагрузки, в передней части “Горгульи” под съемным обтекателем устанавливалась 450-килограммовая авиационная бомба. Стандартным оснащением предполагалась полубронебойная авиабомба AN-M59, оснащенная хвостовым инерциальным взрывателем Mk-236, срабатывающим с 0,015-секундной задержкой. Также предусматривалась возможность и установки осколочно-фугасной авиабомбы AN-M65, оснащенной носовым ударным взрывателем Mk-235 и хвостовым Mk-236.

Испытания:

Официально, “Горгулья” поначалу считалась частью программы планеров-бомб (хотя и не была буксируемой) и поэтому имела обозначение LBD-1. В дальнейшем, при смене системы обозначений ВМФ США после войны, она получила обозначение KDS-1. Работы над проектом продвигались относительно быстро, благодаря поставленному флотом требованию использовать в бомбе готовые компоненты. В результате, двигатель, система радиокомандного управления, боевая часть были стандартными образцами, имеющимися в серийном производстве. Первые пять прототипов “Горгульи” были переданы флоту в начале 1945 года, и в марте 1945 бомба поступила на испытания.

Первые испытания оказались не слишком-то вдохновляющими: автопилот бомбы работал неустойчиво, с командным управлением также возникли проблемы из-за недостаточной эффективности рулей на V-образном оперении. К тому же, как выяснилось на испытаниях, резкий рывок при зажигании двигателя мог привести к сбою автопилота, и “Горгулья” срывалась в пике или резко взмывала вверх непосредственно перед целью. Отработка конструкции и наладка механики затянулись, во многом из-за необходимости использовать имеющиеся в производстве компоненты с минимальными переделками (так как флот, стремясь “ускорить” программу, запретил разработку новых компонентов). В результате, первый полет, признанный приемной комиссией полностью успешным, состоялся только в 1946 году.

По результатам испытаний, флот выдал заказ на 375 “Горгулий”, из которых 50 должны были быть переданы Отделу Авиационных Модификаций для испытания различных моделей автопилота. Остальные 325 ракетных бомб должны были поступить в Отдел Оценки и Испытаний Специального Оружия для отработки практики и тактики применения. Некоторое время флот также рассматривал идею использовать “Горгулью” как оружие “корабль-корабль”, запускаемое с наклонной рампы при помощи подвесных стартовых ускорителей – но в итоге отказался от этой концепции.

Однако, война с Японией завершилась прежде, чем “Горгулья” успела поступить на вооружение. После окончания боевых действий, флот довольно быстро утратил интерес к бомбе, как к боевому оружию (на фоне самонаводящейся ASM-N-2 “Бэт” наводимая оператором ракетная бомба уже смотрелась довольно… примитивно), но счел ее пригодной для исследовательских задач. Тем более, что по прежнему контракту фирма “Макдональд” успела до середины 1946 года изготовить около 200 фюзеляжей, которые желательно было бы как-нибудь использовать.

Изготовленные “Горгульи” с 1947 использовались ракетным центром флота в Мохаве (Калифорния) для отработки систем радиоуправления и автопилота. Им присвоили новое обозначение, RTV-2 (затем RTV-N-2), чтобы подчеркнуть их статус как исследовательских аппаратов. По некоторым данным, несколько снарядов были в экспериментальных целях оснащены жидкостным ракетным двигателем RATO, в попытке увеличить дальность активного полета. Однако, результаты оказались неудовлетворительными.

В 1950 году, израсходовав на испытаниях 39 планирующих бомб, флот принял решение закрыть программу “Горгулья”. Оставшиеся ракетные бомбы предполагалось переоборудовать в летающие мишени для учений корабельных зенитчиков, но ограниченная маневренность “Горгульи” привела к отказу от этого намерения. В декабре 1950 года программа была закрыта, а все оставшиеся бомбы списаны.

Материал: https://fonzeppelin.livejournal.com/112303.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Добавить комментарий