Немецкие рейдеры — торговцы смертью

…бой был неизбежен. В 19:28 сигнальщики спустили голландский флаг, и на гафеле взметнулась черная свастика. В тот же миг замаскированные пушки «Корморана» открыли огонь по противнику. Смертельно раненный «Сидней» успел всадить в бандита всего восемь снарядов и, объятый пламенем от носа до кормы, растаял на горизонте.

После боя фашисты долго хвалились, как их гражданское судно за считанные минуты разделалось с боевым кораблём. Вот только сюжет у этой сказки более прозаичен. “Корморан” был настоящей плавучей цитаделью, с подготовленной командой и безумным количеством вооружения на борту. Такой корсар ничуть не уступал по огневой мощи и большинству характеристик военным кораблям. А иначе как бы он смог потопить австралийский крейсер?

Главный калибр торгового судна составляли шесть 150-мм морских пушек 15 cm SK L/45, которые, как и на остальных рейдерах, были тщательно скрыты за металлическими листами нарочито высоких фальшбортов.

Для сравнения: любой эсминец той эпохи нес четыре-пять универсальных орудий гораздо меньшего калибра (114…130 мм). Так кто из них боевой корабль?

О системе управления огнем до сих пор известно немного. Имеются сведения о том, что стандартным для всех рейдеров было наличие 3-метрового дальномера в надстройке. “Корморан”, помимо него, располагал еще двумя артиллерийскими дальномерами с базой 1,25 метра.

Даже с учетом не самого эффективного расположения части артиллерии в казематах, при котором на один борт могли стрелять не более 4-х орудий, огневая мощь “Корморана” была достаточна, чтобы драться “лицом к лицу” с любым легким крейсером постройки 1930-х гг. (где понятие “легкости” определялась не размерами корабля, а ограничением главного калибра в шесть дюймов).

Стоит заметить, что в случае битвы крейсерам союзников пришлось бы первыми идти на сближение, при этом рейдер также находился бы вне зоны обстрела части башен ГК. А искусственные ограничения при постройке крейсеров 30-х гг. привели к тому, что их броня совершенно не держала шестидюймовые снаряды. Они были такими же “картонными”, как и “мирный” сухогруз. Для точной идентификации которого требовались долгие часы, в то время как рейдер был готов в любой момент открыть огонь по противнику.

Смертельно опасный “незнакомец”!

В носовой части, открытая всем ветрам, стояла замаскированная универсальная установка калибра 75 мм. Рядом, повсюду, были расставлены зенитные автоматы. Ничего необычного. Зенитное вооружение типичного крейсера или эсминца начального периода ВМВ. Пять 20 мм “Флак 30” с темпом стрельбы 450 выстр./мин., подкрепленные двумя 37-мм скорострельными противотанковыми PaK36 (по стечению обстоятельств, установленными взамен 37-мм автоматических зениток). Запланированный изначально радар из-за поломок пришлось также оставить на берегу.

Пока гремели залпы артиллерийских орудий, к цели неслась новая порция смерти, раздвигая скользким корпусом толщу морской воды. Шесть торпедных аппаратов калибра 533 мм (два двухтрубных на верхней палубе и два подводных, в кормовой части рейдера) с боезапасом 24 торпеды.

Это еще не все. В арсенал “Корморана” также входили 360 якорных мин типа EMC и 30 магнитных мин TMB. Два гидросамолета “Арадо-196” для ведения разведки в океане и скоростной катер типа LS-3 “Метеорит” для проведения торпедных атак и скрытной постановки минных заграждений у входа во вражеские порты.

Экипаж — 397 отчаянных головорезов (в 10 раз больше, чем на обычном сухогрузе!) и командир Дитмерс, девизом которого было “Нет безвыходных ситуаций — есть люди, которые их решают”. Вот такой весёлый “торгаш”.

«Сражение показало, с каким мастерством неприятельские суда изменяют свой внешний вид и с какой дилеммой приходится сталкиваться капитану крейсера, пытающегося его разоблачить. Опасность, которой подвергается крейсер, подходя к такому кораблю слишком близко и с направления, удобного для орудийной и торпедной стрельбы, очевидна — рейдер всегда обладает тактическим преимуществом неожиданности», — вспоминал кэптэн Роскилл, командир крейсера “Корнуолл”, которому при большом везении удалось вычислить и уничтожить аналогичный рейдер “Пингвин”. При этом крейсер в какой-то момент сам оказался на волоске от гибели: один из шестидюймовых снарядов “Пингвина” перебил ему рулевое управление.

Из показаний советских офицеров, оказавшихся на борту рейдера “Комет”:

«Германский пароход „Комет“ — команда из 200 человек (на самом деле — 270), труба переделанная, борта двойные, командный мостик бронированный. Имеет прекрасно оборудованную радиостанцию, круглые сутки, не снимая наушников, сидят 6 радистов. Седьмой человек из радистов не слушает сам, он имеет чин офицера. Мощность передатчика обеспечивает прямую радиосвязь с Берлином».

В августе 1940 года рейдер “Комет” (оперативный код Кригсмарине HKS-7, в сообщениях британской разведки “Рейдер B”) был тайно проведен прямо в тыл англосаксам Северным морским путём. В пути корсар был успешно замаскирован под советский “Семён Дежнёв”, а после прорыва в Тихий океан, на какое-то время прикинулся японским “Манийо-Мару”.

«…фотографировали непрерывно берега, фотографировали все объекты, которые только встречали на своем пути. Фотографировали острова, мимо которых проходили, около которых стояли, фотографировали мыс Челюскина, фотографировали ледоколы, под проводкой которых шли. При малейшей возможности делали промеры глубин; высаживались на берег и фотографировали, фотографировали, фотографировали… радиослужба рейдера практиковалась в перехвате и обработке радиопереговоров между кораблями и ледоколами ЭОН».

Не случайно за тот поход командир рейдера капитан цуз зее Эйссен был представлен к званию контр-адмирала. Полученные данные о навигационных условиях на трассе Севморпути были позднее использованы экипажами немецких подлодок и при прорыве “Шарнхорста” в Карское море (операция “Ход конём”, 1943 г.).

Замаскированные пушки, фальшивые борта и грузовые стрелы. Стяги всех государств мира. Катера и авиация.

Тот австралийский крейсер был обречен с самого начала. Даже если бы его командир оказался чуть опытнее и осторожнее, даже если бы он не приближался на милю к досматриваемому судну, исход боя все равно выглядел однозначным образом. Возможно, изменилась бы лишь очередность гибели — первым тонул “Корморан” со всем экипажем, который все равно успевал нанести смертельные раны “Сиднею”.

Вышеупомянутый крейсер “Корнуолл” имел хотя бы калибр 203 мм, был крупнее и покрепче “австралийца”. Несчастный же HMAS Sydney (9 тыс. тонн, 8 х 152 мм) оставался вообще без всяких шансов на выживание при встрече с мирным германским “торгашом”.

Отставание в скорости от крейсеров и эсминцев искупалось колоссальной дальностью плавания, недостижимой для боевых кораблей, с их мощными и “прожорливыми” ГЭУ. Благодаря экономичной дизель-электрической установке, “Корморан” был способен обогнуть Земной шар. При том 18 узлов — не так уж и мало, с учетом того, что военные корабли редко развивали на практике выше 20…25 узлов. На полном ходу резко возрастает расход топлива и быстро “убивается” ресурс.

…“Корморан”, “Тор”, легендарный “Атлантис”, ставший самым результативным надводным кораблем Кригсмарине (за 622 дня рейдерства им было потоплено 22 судна, общим тоннажем 144 000 брутто-регистровых тонн). А погиб глупо — патрульный самолет крейсера “Девоншир” появился над ним в момент заправки рейдером немецкой подлодки. В тот же миг британцам открылись все карты. Тяжелый крейсер немедля уничтожил “мирного торговца”, растерзав «Атлантис» из своих восьмидюймовых орудий. Увы, такая удача случилась лишь однажды. Упомянутые «Тор» и «Комет» натворили бед и, избежав всякого возмездия, благополучно вернулись в Германию.

Исключительно грозные и универсальные боевые единицы. “Призраки океанов”. Вечные странники-одиночки, убивавшие любого , кто встречался на их пути. Способные до неузнаваемости изменять свой облик и сражаться в любой из климатических зон. С любым возможным снаряжением, от саней и лыж до тропической униформы и безделушек для обитателей островов Тихого океана. С мощным вооружением, связью, всем необходимым для активных боевых действий, ведения коварных “радиоигр” и скрытной разведки.

И Атлантика, и Тихий, и Индийский океаны впитали в себя отражения панического радиосигнала «QQQ», который торопливо выбивала рука радиста в радиорубке, разносимой огнём рейдера. Они впитали в себя это кровью и плотью, мёртвыми корпусами сотен судов, ставших жертвами неизвестных судов. Приходящих “ниоткуда” и уходящих в “никуда”.

Материал: Олег Капцов
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Подписка
avatar
Сортировать по:   новые | старые
wpDiscuz