Почему французская армия переживает упадок?

Шарль де Голль, наверное, перевернулся в гробу. Французская армия стала чем-то вроде вспомогательных отрядов американцев и сталкивается с настойчивым требованием объединить свои силы и средства с европейскими соседями. И это при том, что сейчас, когда вся Европа разоружается, наши опытные солдаты не без успеха провели целый ряд военных операций: в Афганистане, Ливии, Кот-д’Ивуар и Мали.

Тем не менее, для вмешательства в Сирии нам потребовалось бы одобрение Конгресса США и поддержка американских сил. Кроме того, для «наказания» Дамаска французская армия могла бы выложить на стол всего лишь полусотню Rafale и Mirage 2000. Они позволили бы нанести символические удары ракетами воздух-земля 250-километровой дальности. А это, согласитесь, не слишком существенно… Вообще, возможности ВМС и ВВС Франции откровенно недостаточны для боевых операций подобного рода. У них нет средств для нейтрализации вражеских систем ПВО и радаров, крылатых ракет дальностью 1000 километров, боевых беспилотников и крупных транспортников для перевозки военных грузов (а число самолетов-заправщиков не превышает пяти).

Нынешний сирийский кризис и неизбежное обострение ситуации в Мали проливают свет на стратегическое ослабление нашей армии. Отправка 4000 солдат в Мали уже стала настоящим подвигом на пределе сил для наших войск, которые за неимением собственных больших транспортников вынуждены просить поддержки у английских, немецких, датских и бельгийских соседей. Американским ВВС пришлось в свою очередь компенсировать наши пробелы в плане заправщиков, беспилотников и спутников-шпионов. Да, колонны исламистов обратили вспять именно наши солдаты, но картина все равно получилась смазанной. Mirage 2000 D и Rafale уничтожали пикапы бунтовщиков бомбами с лазерным наведением стоимостью 250 000 евро за штуку!

В перспективе нашим солдатам в Мали (по площади в два с половиной раза больше Франции) придется иметь дело с ухудшением обстановки по иракскому сценарию, который наши солдаты уже могли наблюдать в Афганистане. Время играет на руку исламистам, которые используют интернет, применяют самодельные взрывные устройства, отправляют смертников, убивают и похищают французских журналистов и экспатов, чтобы тем самым оказать информационное давление и заработать на выкупе. Что еще хуже, техника наших военных не последует за ними и будет все труднодоступнее.

А дело вот в чем: из-за нехватки средств на замену техника наших солдат (некоторым единицам уже давно пора на пенсию после 30 или даже 40 лет в строю) находится на последнем издыхании, как в плане обшивки, так и двигателей. Что касается более современных и эффективных образцов (вертолеты Tigre, NH90 и танки Leclerc), применить их зачастую оказывается просто невозможно из-за дороговизны техобслуживания.

Такое огромное несоответствие бюджетных возможностей и желания приобрести самую современную и, следовательно, более дрогою технику влечет за собой потерю стратегических позиций Франции, как в рамках ее собственных операций (вроде Мали), так и в международных коалициях и промышленном сотрудничестве. Тем не менее, министр обороны Жан-Ив ле Дриан (Jean-Yves le Drian) не допускает и мысли о неизбежном упадке нашей армии. Во время выступления в Национальном собрании 30 октября по случаю принятия в первом чтении оборонного бюджета на 2014 год, он продемонстрировал редкостное высокомерие и уверенность в себе: «По окончанию военной программы в 2019 году Франция станет первым государством Европы в военном плане, в том числе и с точки зрения штата: 187 000 военных и 55 000 гражданских сотрудников. Дело в том, что к тому моменту в Германии будет 185 000 военных, а Великобритании — 160 000. (…)

В 2019 году у нас будет 66 000 готовых к переброске солдат сухопутных войск, что откроет перед нами широчайшие возможности! Хочу также добавить, что законопроект по военной программе предполагает возможность проведения одновременно трех внешних операций в различных театрах боевых действий путем реализации операционного соглашения штабов сухопутных сил, флота и авиации».

Да, Франция — единственная европейская страна, которая обладает независимыми силами сдерживания и атомным авианосцем, а также смогла в одиночку провести вмешательство в Африке. Тем, не менее, что касается всего остального, у наших соседей имеется зачастую больше обычного оружия лучшего качества (в первую очередь это относится к бронетехнике), пусть даже их солдаты и не настолько опытны.

Получается, что министр не желает смотреть фактам в лицо из-за страха перемен и стремления найти утешение. Это простая, но в то же время ужасная реальность, от которой Франция не сможет уйти, говоря о сохранении рабочих мест и промышленных ноу-хау. Наша страна больше не в состоянии обеспечить производство и закупку нужного количества самого современного оружия. Министерству обороны стоило бы последовать рекомендациям Счетной палаты и сократить расходы на масштабные программы, чтобы высвободить средства на лучшую подготовку наших летчиков, моряков и солдат.

А не пытаться использовать сокращение штата как волшебную формулу, которая якобы прекрасно позволяет сэкономить в кризисный период. Так, за период с 2008 по 2011 год сокращение 30 000 мест в армии привело к увеличению расходов на заработную плату на миллиард евро! В первую очередь это связано с тем, что министерство сократило целые батальоны рядовых, но при этом значительно увеличило число генералов и высших офицеров…

Чтобы повысить эффективность расходов и уменьшить растраты, президенту Республики и его министру обороны нужно набраться смелости для решительных мер. В целом, наша страна с 66 миллионами жителей больше не имеет финансовых возможностей для того, чтобы содержать самые современные в мире подводные силы сдерживания одновременно с хорошо подготовленной и вооруженной обычной армией. И в этом как раз заключается главная беда закона о военной программе на 2014-2019 года и бюджета Министерства обороны на 2014 год, которые, по сути, лишь подчеркивают упадок французских вооруженных сил. Оба эти документа должны быть приняты в парламенте до конца года.

В общем бюджете в 31,4 миллиарда евро на 2014, 2015 и 2016 годы на силы ядерного сдерживания каждый год приходится по 3,5 миллиарда евро, то есть более 10% всех военных расходов и почти 20% от инвестиций в технику и оборудование. Эти самые 3,5 миллиарда были подтверждены как президентом Олландом, так и его предшественником. Получается, что президент Республики сохраняет в силе постоянную модернизацию ядерного сдерживания в ущерб снабжению остальных войск.

Кроме того, с 2016 года баланс оборонного бюджета будет во многом опираться на еще не гарантированную закупку Индией 126 Rafale: договор должен быть подписан в следующем году. Если же сделка не состоится, ВВС будут обязаны по контракту закупать каждый год по 11 Rafale на сумму в 1,57 миллиарда евро. Если добавить сюда 3,5 миллиарда на силы сдерживания, провал Rafale может окончательно подорвать реализацию необходимых, но и так уже отложенных программ: речь идет о беспилотниках, самолетах-заправщиках, модернизации Mirage 2000D и замене бронетехники.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Подписка
avatar