«Фоксхаунды» XXI века и «Рапторы»

Впервые поднявшийся в воздух 16 сентября 1975 года прототип дальнего высотного истребителя-перехватчика МиГ-31 — Е-155МП (борт «831») получил все конструктивные и концептуальные «корни» широко известного и уникального в своём роде 3-махового истребителя-перехватчика МиГ-25ПД. «Поставленный на крыло» признанным лётчиком-асом СССР Александром Васильевичем Федотовым, МиГ-31 воплотил в себе все наилучшие лётно-технические качества своего предка МиГ-25, а также получил модернизационную базу, которая позволила уже в недалёком будущем причислить машину к 4-му поколению тактической авиации, а затем и к разряду наиболее совершенных тяжёлых перехватчиков ХХ и ХХI веков. Создавалась эта великолепная машина в самый разгар холодной войны, когда северные границы воздушного пространства Советского Союза то и дело нарушали американские стратегические разведчики SR-71A «Blackbird», а на вооружение надводных кораблей и подлодок Военно-морского флота США поступали стратегические крылатые ракеты RGM/UGM-109A/B/C Block I/II/IIA «Tomahawk». МиГ-25ПД/ПДМ, с их устаревшими бортовыми РЛС «Смерч-2А» и «Сапфир-25» уже не могли реализовать дальнего обнаружения и перехвата малоразмерных «Томагавков»; также, отставать западных образцов начало и ракетное вооружение МиГ-25ПД. Ракеты класса «воздух-воздух» Р-40Р и Р-40Т имели предельную скорость поражаемых целей порядка 835 м/с, чего было абсолютно недостаточно для перехвата вдогон SR-71A «Blackbird» даже на малых расстояниях. Стандартная операционная скорость последнего обычно приближалась к 900 м/с.

Первая серийная модификация МиГ-31 к этому была полностью подготовлена. Впервые в советской практике военного самолётостроения на машину подобного класса устанавливалась бортовая радиолокационная станция с пассивной фазированной антенной решёткой РП-31 Н007 «Заслон». Цели с ЭПР 2 м2 обнаруживались на расстоянии 120—140 км. Кроме того, «Заслон» способен одновременно захватывать 4 воздушные цели и обстреливать их высокоскоростными 4,5-маховыми ракетами Р-33. Возможности этой ракеты в борьбе с дальними высокоскоростными маневрирующими целями возросли примерно в 5-6 раз в сравнении с Р-40Р. Так, G-лимит перегрузки цели для Р-33 составляет 8 ед. (для Р-40Р — всего 2,5-3 ед.), плюс ко всему — увеличенная с 60 до 120 и более километров дальность полёта. Ввиду оснащения МиГ-31 сетецентрическим комплексом обмена тактической информацией о воздушной обстановке АПД-518 (позволяет вести обмен данными с другими МиГ-31, машинами семейств МиГ-29 и Су-27, а также самолётами ДРЛО А-50 на расстоянии 200 км), кабина экипажа получила второго пилота-оператора систем. В дальнейшем появилась более совершенная модификация МиГ-31Б.

Многоцелевой истребитель-перехватчик МиГ-31Б начал разрабатываться примерно с 1985 года. Главным требованием к обновлённой машине было увеличение дальностных характеристик, а также модернизация элементной базы РЛС «Заслон». Реализации последнего пункта способствовал инцидент с агентом западных спецслужб Адольфом Толкачёвым, который передавал западноевропейским и заокеанским «друзьям» техническую документацию как по МиГ-31, так и по МиГ-29А. Первый же пункт (увеличение дальности) был обусловлен необходимостью дальнего патрулирования воздушных просторов Арктического региона, а также эскортированием противолодочных самолётов морской авиации. МиГ-31, дооснащённые штангой дозаправки в воздухе, получили название «Изделие 01Д3». Также были переходные версии МиГ-31БС («изделие 01БС»): здесь было модернизировано лишь БРЭО, но штанга дозаправки не устанавливалась.

Окончательной же серийной модификацией стал МиГ-31Б («Изделие 01Б»). Эта машина получила полный пакет обновлений, используемых в модификациях «01Д3» и «01БС». Кроме Г-образной штанги дозаправки, перехватчик получил усовершенствованную БРЛС «Заслон-А» с идентичными энергетическими показателями, но более высокой помехозащищённостью и вычислительными средствами. Серийное производство этих машин началось в конце 90-го года.

Традиционно, многоцелевые тяжёлые истребители-перехватчики семейства МиГ-31 принято сравнивать с американскими палубными истребителями перехватчиками F-14A «Tomcat» и F-14D «Super Tomcat». «Коты-забияки», поступившие на вооружение в 1974 году, имеют с нашим «Фоксхаундом» наиболее схожие боевые характеристики, включая дальность работы бортовых РЛС AN/AWG-9 и AN/APG-71 и радиус действия ракет «воздух-воздух» AIM-54B/C «Phoenix». Но боевая карьера «Томкэтов», в связи с приходом более современных «Супер Хорнетов» и по глупости командования ВМС США, была завершена 22 сентября 2006 года, — флот лишился наиболее скоростной в истории многоцелевой палубной машины, заменив её медленными F-35B/C и F/A-18E/F, сделав выбор в пользу большей маневренности и лёгкости обслуживания. А поэтому и сравнение это сегодня делать не совсем логично.

Более же актуальным может являться сравнение дефицитного семейства МиГ-31Б/БМ с американским F-22A «Raptor». Многие могут высказаться далеко не в пользу данного сравнения, поскольку машины по предназначению абсолютно разные, но нет никаких сомнений в том, что некоторые характеристики и особенности боевого применения объединяют их.

Созданный для замены истребителей завоевания превосходства в воздухе 4-го поколения F-15C «Eagle», а также более многофункциональных тактических истребителей поколения «4++» F-15E «Strike Eagle», F-22A был наделён самыми прогрессивными на 1990-й год конструктивными особенностями планера в плане снижения радиолокационной сигнатуры, лучшими по тяговооружённости ТРДДФ «Pratt & Whitney F119-PW-100» с режимом ОВТ, а также наиболее продвинутым бортовым радиоэлектронным оборудованием. Являясь первым тактическим носителем бортовой РЛС с активной ФАР AN/APG-77 в ВВС США, «Раптор» хоть и не опередил МиГ-31 по срокам оснащения современными ФАР-радарами, получил лучший в своём роде радиолокатор, который уже более 10 лет, по ТТХ, твёрдо удерживает позиции между станцией Н036 «Белка» (установлен на Т-50 ПАК ФА) и Н011М «Барс», известным в составе вооружения сверхманевренных многоцелевых истребителей Су-30СМ. Чаще F-22A сравнивается с такими передовыми машинами переходного поколения, как Су-35С, либо малозаметным истребителем 5-го поколения Т-50 ПАК ФА, но упор в этих машинах сделан на многофункциональность выполняемых задач, в которые входит как завоевание превосходства в воздухе, так и прорыв ПВО противника или ударные миссии.

«Раптор» же, напротив, чаще используется в качестве авиационного комплекса для одержания господства в воздухе. Так, в над территорией Сирии эту машину американцы применяют для защиты дружественных сил так называемой «умеренной оппозиции», а во время проведения воздушной операции «Одиссея. Рассвет» F-22A обычно использовались в разведывательных целях и для обеспечения бесполётной зоны в воздушном пространстве Ливии. Первое боевое крещение «Раптора» произошло в сирийской компании, где машины этого типа впервые применили для нанесения точечных ударов по инфраструктуре ИГИЛ в Сирии. Самым распространённым, адаптированным для «Раптора» вооружением класса «воздух-земля» продолжают оставаться управляемые авиабомбы типа GBU-32 JDAM и малоразмерные так называемые «узкие бомбы» класса GBU-39 SDB и GBU-53/B SDB-II. Последние версии SDB («Small Diameter Bomb») обладают высочайшей точностью (КВО до 5 м) и малой радиолокационной заметностью в 0,01 м2, благодаря чему может быть достигнут прорыв ПВО даже более-менее современных ЗРК типа «Бук-М1» или С-300ПС с точным поражением прикрываемой цели. Но данное вооружение, интегрированное в СУВ «Раптора», не может делать F-22A достойным ударным авиационным комплексом XXI века.

Во-первых, дальность этих УАБ обычно не превышает 120 км при пуске с высоты 10—12 км. Во-вторых, бомбы подходят к цели на невысокой околозвуковой скорости, что не создаёт абсолютно никаких сложностей для перехвата наиболее совершенными войсковыми ЗРСК типа «Тор-М2Э», «Панцирь-С1» и дальнобойных ЗРК типа С-300ПМ1, С-300В4 и С-400 «Триумф». В то же время, информации о разработке специализированных версий ПРЛР AGM-88 HARM со складными рулями, тактических ракет AGM-84H SLAM-ER и другого передового ВТО для «Раптора» мы не слышали. По этой причине делаем вывод: назначением F-22A и в дальнейшем останется борьба с дальним и ближним воздушным противником.

В то время как на протяжении 15 лет F-22A постепенно проходил различные подготовительные технологические этапы и приближался к обретению начальной боевой готовности, не стоял на месте и наш МиГ-31Б. Микояновцы, применяя технологические наработки, ранее готовившиеся для внедрения в модификацию МиГ-31М, в 1997 году приступили к разработке ещё одного, более недорогого варианта машины, — МиГ-31БМ, который сегодня вполне справедливо относится к поколению «4+». Напомню, что первый венец совместной инженерной мысли ОКБ «МиГ», ОКБ-19 им. П. А. Соловьёва и НПО «Ленинец», МиГ-31М, так и не попал на вооружение ВВС России в начале 90-х из-за отсутствия должных ассигнований со стороны российского руководства в связи с кризисной экономической обстановкой в стране, разразившейся в период перестройки.

Машина должна была получить перспективную бортовую РЛС с ПФАР «Заслон-М» с увеличенным энергетическим потенциалом, а также пропускной способностью и целевой канальностью (24 сопровождаемых цели и 6 захватываемых). Дальность обнаружения типовых целей была ровно в 2 раза больше, чем у первой версии «Заслона» (400 км против 200 км). За счёт установки более продвинутого БРЭО (новая БРЛС и контейнеры РЭБ на законцовках крыла), а также увеличенной на 1500 л ёмкости топливной системы, масса пустого МиГ-31М была на 2355 кг (на 11%) больше, чем у ранних МиГ-31, а поэтому новая машина получила на 2,4 м2 большую площадь крыла, а также аэродинамические наплывы у корневой части крыла с целью компенсации потери устойчивости, появившейся после увеличения центрального топливного бака в гаргроте МиГ-31М. Количество точек подвески МиГ-31 возрастало с 8 до 10, а масса боевой нагрузки с 7560 до 10000 кг.

Обновлённая БРЛС «Заслон-М» давала возможность применять в сверхдальнем воздушном бою управляемые ракеты класса «воздух-воздух» Р-33С и Р-37 для перехвата малоразмерных гиперзвуковых (включая аэробаллистические) средств воздушного нападения, а также ракеты воздушного боя средней/большой дальности семейства РВВ-АЕ/-ПД (Р-77) для уничтожения высокоманевренных аэродинамических целей, зенитных, крылатых и других авиационных ракет. Высокие боевые качества машины были продемонстрированы в 1994 году, когда один из 6 оставшихся прототипов перехватчика перехватил учебную цель на удалении 300 км: все достижения американской палубной связки «Томкэт-Феникс» были полностью парированы.

Аналогичными качествами был наделён и современный МиГ-31БМ. Несмотря на то, что «БМки» являются усовершенствованными версиями МиГ-31Б по части электронной «начинки», и сохранили прежнюю аэродинамику и планер со стандартной площадью крыла, новое оборудование дало многоцелевому перехватчику немыслимые ранее возможности борьбы с широким спектром наземных и надводных целей.

Боевая нагрузка МиГ-31БМ составляет 9000 кг (всего на 1 тонну меньше, чем предусматривалось на МиГ-31М), зато появился огромный список применяемого ракетно-бомбового вооружения, которого не было на предыдущих версиях МиГ-31, и который в разы шире, нежели на одной из самых совершенных версий «Раптора» — F-22A Block 35 Increments 3.2/3.3. Данный список включает: тактические ракеты с телевизионной и полуактивной лазерной ГСН Х-29Т/Л, противорадиолокационные ракеты большой дальности Х-31П и созданные на их основе сверхзвуковые ПКР Х-31АД, дозвуковые тактические ракеты Х-59М/МК «Овод» (дальность 285 км), управляемые авиабомбы КАБ-500 и другое современное ВТО. Это вооружение превращает МиГ-31БМ в настоящего «убийцу» наземной и морской ПВО противника: насколько известно, ни один современный тактический истребитель-носитель противорадиолокационных и противокорабельных ракет не имеет возможности приближаться к цели на скорости 2,4—2,6М с вооружением на подвесках, обновлённый же «Тридцать первый» выполнит это без труда, плюс, одновременно отразит атаку воздушного противника на дальности до 280 км новейшими ракетами Р-37 или РВВ-БД. «Рапторы», к примеру, даже при всей своей многофункциональности, не могут похвастаться такими уникальными характеристиками ведения дальнего воздушного боя с одновременной работой «по земле». Всё это было достигнуто благодаря использованию принципиально новой системы управления вооружением (СУВ) «Заслон-АМ», для управления которой разработали высокопроизводительную БЦВМ «Багет-55».

Как вы можете видеть, исторически сложилось так, что две машины разного поколения (МиГ-31БМ и F-22A), разного класса и с отличающимися тактико-техническими характеристиками имеют очень похожую судьбу. Планирующаяся изначально огромная серия «Рапторов», ввиду экономических проблем и инвестиций на такие программы, как JSF (F-35A/B/C), за десяток лет была постепенно урезана всего до 187 строевых машин, из-за чего сегодня ВВС США крайне редко используют их на различных ТВД, оставляя на самый «чёрный день»; также, редко используются «Рапторы» и в ударных операциях, несмотря на возможности работы по наземным целям, взваливая их на плечи пилотов «Супер Хорнетов» и «Страйк Иглов». Схожая ситуация наблюдается и с нашими МиГ-31Б/БМ.

В июле этого года, американские конгрессмены, опираясь на неутешительные прогнозы по стоимости палубных версий F-35B/C, а также на подтверждённые данные о низких ЛТХ F-35A, вполне серьёзно стали задумываться о перезапуске производственных мощностей F-22A и модернизации уже стоящих на вооружении 187 истребителей. Ведь более-менее здравомыслящие головы в Пентагоне и Минобороны понимают, что «Лайтнинги» в плане выполнения задач по завоеванию превосходства уступают и «Рапторам», и российским сверхманевренным истребителям Су-30СМ и Су-35С; на одних только F-35A защиту идентификационной зоны ПВО «NORAD» не построить. Тем не менее, «перезагрузка» серийного производства F-22A, во-первых, потребует дополнительных немалых финансовых вливаний, во-вторых,- уже не имеет той актуальности, которая была в первом десятилетии XXI века. Так, к примеру, меньший объём внутренних отсеков вооружения F-22A не позволяет в малозаметном режиме брать на борт более 2 управляемых авиабомб массой более 467 кг (GBU-32), F-35A и C могут взять 4 бомбы подобного калибра и 2 УАБ калибром 900 кг. Исключением является лишь палубный малозаметный истребитель с коротким взлётом и вертикальной посадкой F-35B, где часть объёма внутренних отсеков вооружения занята воздухозаборником и гондолой с подъёмным вентилятором.

«Раптору» же для расширения номенклатуры ударного ракетно-бомбового вооружения потребуется использование внешних подкрыльевых подвесок, что приведёт к потере «стелс»-режима. Такая перспектива американцев в корне не устраивает, так это полностью противоречит концепции их ВВС, где приоритет отдаётся малозаметным, быстрым и мощным ударным операциям.

Что касается МиГ-31БМ, то его сборочную линию также совсем недавно подумывали перезапустить. И предлагал это не простой интернет-обозреватель или блогер, а вице-премьер России Дмитрий Рогозин. Не случайно, спустя ровно 20 лет, было высказано мнение о возможном возобновлении МиГ-31БМ: машина реально готова и к ударным операциям нового века и воздушным боям на запредельных дальностях, на которых другие истребители только обнаруживают друг друга. Но в итоге решили остановиться лишь на модернизации существующих машин до уровня МиГ-31БМ. Причин здесь сразу несколько: это и большая радиолокационная сигнатура планера (ЭПР около 10 м2), и низкая маневренность, не позволяющая вести ближний воздушный бой, и просто громадная инфракрасная сигнатура, которую видно на расстоянии пары сотен километров с помощью ИК-канала оптико-электронных комплексов AN/AAQ-37 DAS и AAQ-40 (CCD-TV), установленных на F-35A. Но тем не менее, машины прослужат в ВКС России ещё не менее десятка лет, поскольку есть и некоторые неоговоренные в начале обзора качества — способность полётов со сверхзвуковой крейсерской скоростью до 2250 км/ч (со сверхдальними УРВВ Р-37 на 4 подфюзеляжных подвесках), перехват стратосферных целей со скоростями до 6500-7000 км/ч, использование в качестве высокоскоростного сверхоперативного самолёта ДРЛОиУ для другой тактической авиации. В этих задачах наш МиГ-31БМ и с «Рапторами» тягаться может.

На вооружении ВКС России находится около 150 МиГ-31Б/БМ/БСМ, 113 из которых будет модернизировано до версий «БМ/БСМ» мощностями ОАО «Нижегородский авиастроительный завод «Сокол». Достаточно этого количества или нет — сказать весьма трудно. Но учитывая, что звено этих многоцелевых перехватчиков может держать под контролем отрезок воздушного пространства протяжённостью более 1000 км, то даже четверти авиапарка МиГ-31БМ хватит для удержания стратегически важных воздушных направлений и на Дальневосточном, и на Европейском театрах военных действий. Настигать цель с выключенной форсажной камерой эти перехватчики могут в 1,15 раза быстрее, чем «Рапторы», по причине чего 150 машин можно считать вполне достаточным количеством. И не будем забывать о «Тридцать первых», стоящих на вооружении Сил воздушной обороны Республики Казахстан. Часть казахских «МиГов» также проходит модернизацию, и в итоге станет надёжным воздушно-космическим «щитом» на южном воздушном направлении ОДКБ в дополнение к недавно переданным союзной республике зенитно-ракетным комплексам С-300ПС.

С «Рапторами» у ВВС США всё куда труднее. Учитывая их агрессивную военно-политическую деятельность, всего 187 самолётов приходится распределять как для обороны воздушных границ Североамериканского континента, так и для участия в боевых действиях и разведывательных операциях в АТР, на Ближнем Востоке и в Европе. В заключении всего стоит отметить: и нашу и американскую машины, несмотря на их концептуальные различия, можно поставить на единую «ступеньку» в плане значимости для ВВС, количества на вооружении и спектра выполняемых операций по обе стороны баррикад. Их полный боевой потенциал будет раскрыт лишь в ходе глобальной военной эскалации, которая потребует задействования всех видов военно-политических инструментов.

Поделитесь с другими:
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ruwar на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...