И летели в воду самураи…

20 июня 1944 года завершилась двухдневная битва в Филиппинском море, она же — битва у Марианских островов — крупнейшее в истории сражение авианосных эскадр и одновременно — лебединая песня японской палубной авиации. Адмирал Дзисабуро Озава вступил в него с пятью тяжелыми и четырьмя легкими авианосцами, на которых базировалось 450 палубных истребителей, бомбардировщиков и торпедоносцев. Адмирал Нагумо, разгромивший Перл-Харбор, обладал более скромными силами.

Однако уже через двое суток у Озавы не осталось самолетов, а три из пяти его тяжелых авианосцев лежали на дне Тихого океана. Потери выглядели катастрофично, но еще хуже было осознание того, что сотни японских летчиков и тысячи моряков погибли напрасно: ни одного американского корабля им утопить не удалось. Не помогло даже то, что они первыми обнаружили противника и нанесли удар, когда янки еще не знали, где находится вражеский флот.

В воздушных боях японцы продемонстрировали полную беспомощность перед американскими истребителями F6F «Хеллкэт» и их хорошо подготовленными пилотами. Из первой ударной волны в 68 самолетов 42 были сбиты ценой потери всего одного «Хеллкэта». А те, кто сумели прорваться сквозь истребительный заслон, в большинстве своем промахнулись. Лишь одна бомба попала в линкор «Южная Дакота», нанеся ему незначительные повреждения.

Разгром второй волны был еще более впечатляющим: из 107 самолетов 70 сбили истребители и 27 — корабельные зенитчики, впервые применившие снаряды с радиовзрывателями. Только 10 машин вернулись из полета. Результат — одно торпедное попадание в авианосец «Энтерпрайз», который остался на плаву и сохранил боеспособность.

В третьей атаке участвовали 47 самолетов. Большинству из них удалось избежать перехвата (американские летчики сбили «всего лишь» семь машин), но прорвавшиеся бомбили неточно. Ни одна из сброшенных ими бомб и торпед в цель не попала.

Наконец, в последнем налете принимало участие 82 самолета, он оказался столь же провальным: большинство японских экипажей просто не смогло обнаружить цели. Только одна девятка пикировщиков наткнулась на авианосец «Уосп», но патрулировавшие над кораблем перехватчики сбили восемь из них еще на подходе, а девятый — промахнулся и чуть позже тоже был сбит.

Остальные долго блуждали над океаном, пока не выработали топливо, а потом отправились на близлежащий остров Гуам, так как для возвращения на авианосцы бензина уже не оставалось. Но над Гуамом барражировали «Хеллкэты», которые напали на японцев, садившихся с пустыми баками, и сбили 30 машин, а еще 40 — расстреляли уже на земле. Один из американских участников этого погрома позже язвительно сострил: «это напоминало старую-добрую охоту на индеек».

Тем временем, американские субмарины торпедировали и утопили авианосцы «Сёкаку» и «Тайхо», вместе с которыми затонуло более 100 палубных самолетов. Общий итог дня для японцев прозвучал как похоронный марш: потеряно два авианосца и более 350 самолетов с практически нулевым результатом. Американцы потеряли в воздушных боях и при аварийных посадках всего 23 истребителя.

Фактически сражение американцы уже выиграли, причем — с почти «сухим» счетом, но на следующий день командующий флотом США адмирал Спрюэнс, узнав, что воздушные разведчики наконец-то отыскали эскадру Озавы, решил закрепить успех и отправил 77 пикировщиков и 54 торпедоносца под охраной 85 истребителей в атаку на уцелевшие японские авианосцы.

Это был большой риск, так как приближались сумерки, а большинство американских пилотов не имело опыта ночных посадок. И все же, адмирал решил, что игра стоит свеч, поскольку за ночь японское соединение могло скрыться в неизвестном направлении. Риск оказался оправданным. Несмотря на отчаянное противодействие последних тридцати пяти оставшихся у Озавы истребителей, американцы ценой потери 20 самолетов утопили еще один тяжелый авианосец «Хийё» и два танкера-топливозаправщика, а также — нанесли тяжелые повреждения авианосцам «Дзуйкаку», «Дзуньё», «Рюйхо» и «Тиёда». В воздушных боях и на разбомбленных авианосцах японцы потеряли еще более 100 самолетов, то есть, вся палубная авиация, с которой Озава вступил в бой, была уничтожена.

Финал сражения оказался для американцев наиболее драматичным. Как и предполагалось, очень многие летчики не смогли сесть в темноте. Они бились об палубы, врезались в надстройки и в ранее севшие машины или промахивались мимо авианосцев и падали в воду. Некоторые, перепутав крейсера и линкоры с авианосцами, пытались сесть на них, но, разумеется, это заканчивалось катастрофами. Всего той ночью разбилось или утонуло 80 машин, при этом погибло 38 пилотов, штурманов и воздушных стрелков.

Всего же победа в Филиппинском море обошлась американцам в 109 погибших. Японцы потеряли убитыми и пропавшими без вести 2987 человек. Суммарные потери в авиатехнике у американцев составляли 123 самолета, а у японцев, — около 450.

До капитуляции Японии оставалось более года, но сражение у Марианских островов наглядно показало, что войну на море и в воздухе империя Ямато уже проиграла. Она больше не могла противостоять набравшей максимальные обороты американской военной машине. И теперь ей оставалось либо признать поражение, либо изо всех сил оттягивать неизбежную развязку за счет слепого фанатизма и бесполезного самопожертвования своих подданных. Японская правящая элита, как известно, выбрала второй вариант, который обошелся стране в полтора миллиона погибших, разрушенную экономику и десятки сожженных городов.

Материал: http://vikond65.livejournal.com/639510.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Postwar на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Подписка
avatar