AK vs AR: дроч на страгивание

Вот что пишет Питер Дж. Кокалис:

В отличие от многих других конструкций у автомата Калашникова не происходит предварительного сдвига гильзы при повороте затвора. Из-за этого… требуется исключительно большой зацеп выбрасывателя.

И смех и грех. Страгивание гильзы применяется со времен изобретения унитарного винтовочного патрона в оружии с продольно-скользящим патроном. Суть его в следующем. Гильза после выстрела припечатывается к стенкам патронника с такой силой, что простым продольным движением ее не вытащить. При повороте затвора, после расцепления боевых упоров, он каким-нибудь выступом упирается в криволинейный или косой срез под углом 70-80 градусов к оси оружия на вкладыше ствольной коробки или самой коробки. При этом образуется рычаг между большим углом поворота затвора и небольшим его смещением в продольном открывающем направлении. За счет такого рычага это смещение происходит с гораздо большим усилием на гильзу и меньшим на рукоятку затвора, а это, в свою очередь, облегчает ее экстракцию. После того как гильза, имеющая конусность, сдвинулась с места, вокруг нее образуется кольцевой зазор, она уже не касается стенок патронника и дальнейшей ее экстракции уже ничего не препятствует.

Страгивание гильзы в винтовке Мосина

Страгивание гильзы в винтовке Мосина

В АК и СВД тоже есть такой процесс. Но происходит он совсем по-другому. Как? С одной стороны, о страгивании говорят как о чуть ли не ключевой функции, обеспечивающей надежность автомата Калашникова, с другой стороны, ни в НСД, ни в любой другой литературе об этом не пишется. Зато полно домыслов доморощенных «оружейников» на оружейных форумах, обнаруживающих в схеме запирания АК мифические углы, червячные передачи и прочие домкраты.

Дело вот в чем. Во-первых, чисто с инженерной точки зрения, задача непростая — свести сложное ручное движение в двух плоскостях к одному продольному движению затворной рамы. Кроме того, нужно решить еще ряд задач, которые к страгиванию отношения не имеют. Об одной из них я уже говорил, когда показывал, как решена проблема заклинивания при накате и которая осталась нерешенной в AR.

Во-вторых, решение лежит в той области, которая доступна только инженерам высшего класса, к которым, безусловно, принадлежал Михаил Тимофеевич Калашников. Это область мысленного трехмерного моделирования. Эту особенность конструктора отмечал кто-то из его соратников, к сожалению, не помню кто.

Для того чтобы страгивание работало, в узле запирания должен быть где-то тот самый угол между двух деталей, который обеспечивает продольный сдвиг гильзы с затвором на его поворот. На затворе таких углов нет. Что касается углов в вырезах и на боевых упорах, которые дотошные и пытливые обнаруживают на чертежах затвора или вкладыша, то могу успокоить, они никакого отношения к страгиванию не имеют. Это технологические углы для выборки неизбежной погрешности в производстве при сопряжении поверхностей, обусловленных видом инструмента или просто для облегчения их расцепления. Обычное дело в машиностроении. Давайте посмотрим, как взаимодействуют детали механизма:

Затвор Калашникова

Итак, при накате затворная рама (ЗР) толкает затвор вперед поперечной площадкой 1.1, упираясь в грань 2.1 его ведущего выступа. После того как левый боевой упор фаской 2.4 наедет на скос во вкладыше 3.1, затвор повернется и его ведущий выступ гранью 2.2 попадет на запирающую грань фигурного паза 1.2 ЗР. После полного запирания затвора ведущий выступ попадает в карман свободного хода ЗР.

При отпирании, после выборки свободного хода, ведущий выступ затвора своей гранью 2.3 скользит по отпирающей грани фигурного паза 1.3 ЗР, поворачивая затвор до полного расцепления его боевых упоров с вырезами во вкладыше. Расцепление происходит по тому же принципу разъединения любых двух деталей. Технологические углы, заложенные для выборки неизбежных погрешностей при соединении узлов, работают на их расклинивание при разъединении. О чем это говорит? При повороте затвора усилие на отпирание тратится не на весь путь скольжения плоскости упоров о боевые грани, а только в самом начале. Собственно, на отпирание ЗР тратит свою энергию только в момент расклинивания упоров, дальше мешает лишь трение донца гильзы по зеркалу затвора.

После расцепления левый боевой упор своей фаской 2.4 попадает на тот же самый скос 3.1 вкладыша, который подбрасывал его в накате для расцепления с поперечной площадкой ЗР. После расцепления боевых упоров ведущий выступ продолжает скольжение по фигурному пазу на участке 1.4. Затвор своей фаской начинает давить на скос, угол которого 35 градусов, что, по идее, должно препятствовать нормальному довороту затвора(!).

Теперь внимательно смотрим на фото и делаем мысленный эксперимент: разворачиваем левый боевой упор вместе со скосом на вкладыше против часовой стрелки со стороны зрителя, приближая его к ведущему выступу. И вот он, заветный угол, образованный скосом на вкладыше 3.1 и отпирающей гранью 2.3. Как видно, длина хода затворной рамы Sзр примерно в два раза больше хода затвора Sз и, соответственно, усилие на извлечение гильзы (собственно, страгивания) в два раза больше.

Вот и весь секрет страгивания. Многократного увеличения усилия на извлечение гильзы тут нет, но и того, что есть, хватает вполне.

Подчеркну, страгивание надежно работает только на конусной гильзе, в схеме, где отпирание происходит после сброса остаточного давления в патроннике. Применение ее в схеме Стоунера бессмысленно.

PS. Для дрочеров на надежный АК, который «отстреливает по тыще патронов подряд» — вот вам видео, показывающее, как это всё работает IRL.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ruwar на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

11 комментариев
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии