Чешские моторы для фашистов

Про то, как чехословацкие предприятия выпускали танки и орудия для немцев, известно хорошо. Менее известно участие чехословацких производителей в выпуске чисто немецких разработках. Škodawerke за время войны сдала порядка 5 тысяч шасси полугусеничных тягачей Sd.Kfz.11 и схожих с ним шасси БТР Sd.Kfz.251.

Также в Пльзене занимались и выпуском 12-тонных тягачей Sd.Kfz.8. Занимались подобным и на Tatra. В танкостроение там не смогли, зато сдали порядка 100 штук полугусеничных тягачей schwerer Wehrmachtsschlepper. Более весомым стал вклад в выпуск 18-тонных тяжелых тягачей Sd.Kfz.9 (FAMO F3, он же FAMO Bulle). Эти машины использовались как танковые эвакуаторы и тягачи тяжелых артиллерийских частей.

Естественно, после окончания войны ушлые чехи решили использовать немецкое наследство в своих целях. Планов было громадье, но по факту получилось только с БТР OT-810. Но эксперименты проходили по целому ряду направлений. Начиналось всё довольно прозаично — с попыток ремоторизации немецких машин на силовые установки своего производства. Это позволяло, в том числе, использовать задел по уже имеющимся машинам.

Как раз к такой разработке относилась ремоторизация Sd.Kfz.9 (FAMO F3), проведенная Tatra. На самом деле всё началось еще в 1944 году. В один из Sd.Kfz.9 выпуска FAMO воткнули мотор от грузовика Tatra 111. С ним скорость выросла до 60 км/ч, выросла и экономичность. Работы продолжились уже после войны, в данном случае на дворе 1948 год.

Как можно заметить, дизельный мотор у Татры воздушного охлаждения. При этом шасси у опытного аппарата — немецкое, производства Fahrzeug-und Motorenwerke (FAMO). Это завод тягачей, принадлежавший Юнкерсу.

Вслед за опытным образцом V809 должны были появиться уже чехословацкие полугусы, но что-то пошло не так.

Кстати, ленинградские испытания немецкого тягача Famo F3 прошли за пять месяцев до начала войны. При этом планировалось заодно испытать и 12-тонный полугусеничный трактор Daimler-Benz Sd.Kfz.8, но он пришел на полигон в неисправном виде. Как утверждают в отчете, он уже в нерабочем состоянии поступил на артиллерийский полигон с «танкового» полигона в Кубинке. Танкисты умудрились запороть у него мотор.

Немецкому тягачу, купленному незадолго до войны в Германии, предстояла тяжелая работа: на полигоне с 25 января по 5 февраля 1941 года он должен был таскать части тяжелых артиллерийских орудий по снегу полуметровой глубины, а также по укатанным шоссейным и проселочным дорогам. Примечательно, что организаторы рассчитывали провести сравнительные испытания «немца» с отечественным тяжелым трактором «Ворошиловец» — но… в начале 1941 года в распоряжении артиллерийского полигона не оказалось исправного трактора! Что кагбэ намекает не только на «надежность» отечественной техники, но и на рукозадие тогдашних механиков полигона.

Надо отдать должное специалистам артиллерийского полигона: испытательная программа была выверена до мелочей. К примеру, на заранее разбитых участках шоссе, по которым катали немецкий Famo, были указаны углы подъемом и спусков вплоть до минут. Это разительно отличается от испытаний трофейной техники в военное время, когда у инженеров порой не было даже подходящих полигонов. Для Famo были подготовлены четыре прицепа разной массы: ствольная повозка 305-мм пушки Skoda (19 тонн), станок этого же оружия (20 тонн), ствольная повозка 211-мм немецкой гаубицы (11 тонн) и её 12-тонный станок.

Чтобы у вас не было иллюзий — FAMO F3 это реально огромный тягач:

У немцев этот 18-тонный трактор использовался не только в качестве артиллерийского тягача — на нем возили танки и вот такие вот штурмгешутцы. 18-тонный Famo был здоровенной машиной — высота его едва не достигала трех метров, а длина превышала восемь. Естественно, эта махина очень не любила поворачивать.

На одном из участков укатанного шоссе тягач-трактор с 11-тонным прицепом разгонялся в среднем до 43,4 км/час – достойный показатель для тяжелой машины. Однако нормально управлять гигантской полугусеничной машиной на таких скоростях было невозможно, поэтому рабочими были скорости до 15 км/ч.

Снежную целину полуметровой глубины Famo брал на скоростях от 3,5 до 11,3 км/ч, в зависимости от массы прицепа. Причем перед испытаниями машина предварительно проделывала колею в снегу без прицепа, иначе тут же бы увязла. Когда дело дошло до штурма подъемов, то с самым тяжелым прицепом немецкий трактор спасовал перед 11-градусным уклоном, покрытым 87 см снега. В общем, проходимость трактора с 20-тонным прицепом испытатели полигона признали не вполне удовлетворительной.

Отдельной программой были испытания лебедки тягача. Разматывать стометровый трос приходилось силами 5 человек. По самым скромным подсчетам, максимальное тяговое усилие её превышало 4600 кгс. После некоторых истязаний агрегата испытатели написали в отчете, что «лебедка по конструкции удачна и работает вполне надежно, а также имеет явные преимущества перед лебедками отечественных тракторов «Коминтерн», «Ворошиловец» и «СТЗ-5».

Теперь немного о том, как оживлялся мотор Famo. Первый раз его запустили на полигоне 25 января, предварительно прогрев горячей водой и буксируя двумя тракторами «Коммунар». Просто заводиться немецкая 12-цилиндровая бензиновая штучка никак не желала. Продержав машину на морозе два дня, Famo решили запустить с помощью электростартера. Температура за бортом трактора была вполне безобидной – минус 14 градусов. Первоначально прогрели мотор горячей водой до 80 градусов, на что ушло 170 литров (или 11 ведер) при ёмкости системы охлаждения в 90 литров. Попытка завести мотор электростартером оказалась тщетной. У Famo в штатном комплекте был еще и инерционный стартер, усовершенствованный аналог привычного «кривого стартера». Четыре человека в течение трех минут раскручивали инерционную систему, но 12-цилиндровый мотор Maybach молчал. Три раза подряд! В итоге снова на помощь пришли тракторы, протащившие Famo с включенной передачей и зажиганием. На это потребовалось всего 20 метров.

В оправдание немецкого трактора испытатели в отчете пишут, что во всех последующих случаях мотор надежно запускался с электростартера. Температура при этом опускалась в некоторые дни до минус 25 градусов. Но в итоге мотор, требующий дорогого высокооктанового бензина, испытатели все-таки отвергли из-за чрезмерно высокого расхода топлива.

О высокой культуре производства и продуманности конструкции говорит высокая надежность машины. За две с половиной тысячи испытательных километров у Famo обнаружились лишь трещины в выхлопной трубе, лопнул трос спидометра и предохранительный палец натяжного устройства гусеницы. Это, напомним, в условиях российских морозов.

Большой интерес вызвали у отечественных исследователей торсионная подвеска и ходовая часть. Большие катки, расположенные в шахматном порядке, во-первых, щадили резиновую ошиновку, а, во-вторых, равномерно распределяли нагрузку на грунт. Необычное сопряжение траков гусеницы при помощи пальцев на игольчатых подшипниках очевидно уменьшало потери на вращение гусениц, но серьезно усложняло и удорожало конструкцию. Поэтому прямо в отчете инженеры-испытатели пишут, что перед постановкой в производство подобных решений необходимо провести тщательные испытания немецких гусениц.

На этом история с 18-тонным трактором Famo не закончилась. В марте 1941 года на столе заместителя наркома обороны маршала Григория Кулика появился доклад о результатах данного испытания. Автором был генерал-майор артиллерии Василий Хохлов. В материале он уже напрямую, хоть и заочно, сравнивает немецкий трактор с отечественным «Ворошиловцем». Справедливо указывает на гораздо более слабый мотор Famo, который, тем не менее, позволяет не отставать от мощного дизельного «Ворошиловца» на шоссе. Далее по цепочке Кулик пишет уже Ворошилову и докладывает об удручающем положении с быстроходными артиллерийскими тягачами в Красной армии. Камни летят в устаревшие на тот момент СТЗ-5 и СТ-2, а также в тяжелый «Ворошиловец». Конечно, Кулик напрямую не решился в письме Ворошилову ругать трактор, названный в честь маршала, но указал на его дизель В-2В. Артиллеристов не устраивал его ресурс в 100 моточасов, а блестящий в этом смысле карбюраторный Maybach еще больше огорчал военных. Кулик пишет Ворошилову в этой связи (особенности правописания сохранены):

«Испытания немецких полугусеничных артиллерийских тракторов особой доставки хотя и выявили недостаточную пригодность этих машин для эксплоатации в наших условиях, однако продуманность конструкции агрегатов и узлов этих машин, надежность и прочность их показали явную отсталость нашей техники специального тракторостроения».

В итоге Кулик просит Ворошилова обязать Наркомат среднего машиностроения разработать и изготовить сразу три трактора — для полковой, дивизионной и корпусной артиллерии. Неслабые такие требования, надо сказать. Но и это еще не все. Кулик настоятельно рекомендует Ворошилову поспособствовать разработке опытных образцов целого семейства быстроходных дизелей.

Меньше чем через четыре месяца начнется война, и выводы артиллеристов получат неоднозначное подтверждение на полях сражений. Устаревшие советские тракторы вступили в поединок с изящно выполненными полугусеничными конструкциями инженеров Третьего рейха.

Материал: https://yuripasholok.livejournal.com/14086037.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Подписка
На почту
guest
0 комментариев
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.