Проклятие 5,45 и похороны «Гренделя»

В поисках идеального автоматного патрона конструкторы запихивали в гильзу по несколько пуль, делали безгильзовые боеприпасы или пластиковые патроны U-образной формы. Центром патронного дискурса последних лет стали боеприпасы 6,5х39 Grendel и 6,8х43 Remington SPC. Некоторые эксперты видели в них оптимальное сочетание качеств — достаточно высокая мощность и хорошая настильность траектории пули при умеренной отдаче. Этим патронам прочили роль новых боеприпасов для крупнейших армий или как минимум для спецчастей. Но и эта страница, похоже, скоро будет перевернута.

Консолидируя экспертные мнения, можно сказать, что задача современного промежуточного/автоматного патрона — поражение живой силы на дистанциях до 400 метров. При этом упор делается на стрельбу из неустойчивых положений — стоя с рук, с колена — по движущимся целям. А это предполагает ведение автоматического огня, эффективность которого напрямую зависит от импульса отдачи: чем выше отдача, тем меньше эффективность. В результате практически все крупные современные армии используют так называемые малоимпульсные патроны — боеприпасы калибра около пяти с половиной миллиметров с небольшим импульсом отдачи: патрон 5,56х45 НАТО, 5,45х39 в России и 5,8х42 в КНР. Однако малокалиберным автоматным патронам предъявляли множество претензий, реальных и мнимых: недостаточная мощность, высокая склонность к рикошету и т.д.

Что было

Еще в ходе кампаний в Ираке и Афганистане американские военные жаловались на недостаточное останавливающее действие пуль 5,56 миллиметров. Как раз тогда, в начале 2000-х, и были представлены новые патроны: 6,5х39 Grendel и 6,8х43 Remington SPC. Первый создан компанией Alexander Arms, а в его основе лежит модифицированная гильза советского патрона 7,62х39 миллиметров образца 1943 года (используется в автоматах АК-47, АКМ, карабине СКС). Второй разрабатывался известным оружейным концерном в сотрудничестве с экспертами Сил специальных операций США (USSOCOM). Оба патрона продвигались в качестве перспективных армейских боеприпасов, мол, повышение калибра обеспечивает лучшую баллистику и более надежное поражение цели по сравнению со штатным патроном 5,56х45, при сохранении умеренной отдачи.

Как тут не вспомнить, что еще «отец русского автомата» конструктор Владимир Федоров считал калибр 6,5 миллиметра оптимальным для ручного автоматического оружия и даже проектировал соответствующий патрон. Правда, патрон Федорова вряд ли можно назвать промежуточным в современном понимании, ведь его энергия была самой что ни на есть «винтовочной» — 3000 джоулей. Энергия 6,5 Grendel и 6,8 Remington, в зависимости от типа пули, колеблется в пределах 2200-2600 джоулей. Для сравнения, энергия «калашниковского» патрона 7,62х39 миллиметров — 2000-2200 джоулей. Вообще-то, это тоже многовато, если говорить о стрельбе очередями с рук. Известный советский и российский оружейник Владислав Дворянинов в монографии «Боевые патроны стрелкового оружия» приводил результаты испытаний автоматов Калашникова, Дементьева, Булкина, Коробова, Руковишникова и Судаева в 1947 году: «при стрельбе автоматическим огнем из положения «лежа с руки» и, в особенности, из положений «с колена» и «стоя с руки» рассеивание выстрелов оказалось значительно большим, чем из ППШ-41». И в дальнейшем конструкторы искали способы уменьшить увод ствола при автоматической стрельбе.

Кстати, в СССР еще в 60-е годы изучали возможность использования калибра 6,5 миллиметра (разумеется, это был не Grendel), его, в частности, сравнивали с малокалиберным 5,6-миллиметровым патроном. Если верить отчетам, приведенным Дворяниновым, импульс отдачи 6,5-миллиметрового патрона почти на 30 процентов превышал аналогичный показатель патрона 5,6 миллиметра. Первый проигрывал «по кучности боя, и следовательно, по эффективности стрельбы из неустойчивых положений». По настильности траектории пули патроны 6,5 миллиметров тоже уступали патронам 5,6. Вдобавок последние были на 22 процента легче и на 4,5 процента короче. Что касается убойного, останавливающего и пробивного действия, то эти показатели у обоих патронов оказались практически равноценны. В итоге приговор: «дальнейшая отработка 6,5-миллиметровых патронов нецелесообразна».

Стрелы вместо пуль

Вообще, на рубеже 1960-х советские военные, как и их коллеги из Североатлантического альянса, подумывали о том, чтобы уйти к микрокалиберным системам — четыре миллиметра и меньше — с высокоскоростными стреловидными пулями. Выгоды такого решения были очевидны: низкая отдача, хорошая настильность и легкий патрон. В США подобные разработки велись в рамках программы SPIW (Special Purpose Individual Weapon — индивидуальное оружие специального назначения), которая финансировалась Пентагоном с 1959 по 1974 год. У нас патронами со стреловидными пулями занимались, в частности, конструкторы Владислав Дворянинов и Дмитрий Ширяев. Ими были разработаны опытные образцы боеприпасов, а Ширяев в 1961 году представил экспериментальный автомат АО-27 для стрельбы оперенными иглами.

Но у микрокалиберной темы обнаружилось много проблем: себестоимость патронов оказалась весьма высока, убойность и пробивное действие тонких стреловидных пуль были невелики. В гильзах подкалиберные стреловидные пули удерживались специальными пластиковыми поддонами, которые, вылетая из ствола, могли травмировать своих же солдат, находящихся впереди стрелка. Что касается уменьшения калибра ствола, то возникала еще одна проблема — так называемый капиллярный эффект, задержка воды из-за силы поверхностного натяжения и смачивания. Причем просто вытряхнуть воду из ствола в 4,5 миллиметра не получалось: ее можно было либо выдуть, либо извлечь с помощью шомпола. А вода в стволе грозила серьезными неприятностями: при выстреле его могло погнуть, а в худшем случае — разорвать.

В 60-х советские конструкторы пришли к выводу: минимально возможный калибр автомата — около пяти с половиной миллиметров. Если меньше, возникает набор описанных выше проблем; если больше, скажем, 6,5 миллиметра, — снижение боекомплекта (из-за большей массы патрона) и уменьшение эффективности стрельбы. То есть, даже если предположить, что одна пуля калибра 6,5 миллиметра полетит дальше и нанесет больший урон противнику, среднестатистически десять бойцов с оружием калибра 5,45 миллиметра поразят больше целей, чем десять бойцов автоматами калибра 6,5 миллиметра. Просто потому, что у первых будет чуть больше патронов и чуть большая вероятность попадания в цель на каждую очередь.

Собственно, на этом тема стреловидных пуль и сверхмалых калибров для автоматов в СССР была практически закрыта. На Западе эти направления прорабатывались в рамках программы ACR вплоть до конца прошлого века.

Прощание с «Гренделем»

По-своему американцы смотрели и на перспективы увеличения калибра штурмовых винтовок. Военные в США были апологетами стрельбы на дальние дистанции. В 1950-1960 годах здесь в качестве автоматного патрона пытались использовать мощный, по сути, винтовочный боеприпас 7,62х51 миллиметр (он же .308 Win). Также до последнего времени звучали утверждения, что основным режимом для штурмовых винтовок должен быть не автоматический огонь, а одиночный, в том числе беглый. Здесь требования к отдаче более демократичные. Возможно, поэтому американцы около десяти лет продвигали и «надували» Grendel и 6,8 Rem. В 2008 году компания Barret представила винтовку REC7 в калибре 6,8 Rem для конкурса на новое оружие самообороны (PDW) армии США. В одном из эпизодов документального проекта «Смертоносный воин» бойцы американского SWAT вооружены винтовками LWRC PSD также под патрон 6,8х43 Rem.

Впрочем, на пути новых боеприпасов в войска или хотя бы в спецподразделения стояли и чисто логистические трудности. Переход на новый патрон стоил бешеных денег — по оценке эксперта по оружию, главного редактора журнала «Калашников» Михаила Дегтярева, по затратам это сопоставимо с принятием новой системы ядерного оружия. Если говорить о России, достаточно вспомнить, что на складах Минобороны лежат около 17 миллионов АК-74. Как быть со всем этим?

А тут еще предательский «удар в спину»: даже верные сторонники высокоточной стрельбы, морпехи США признали, что движущиеся цели эффективнее поражать очередями, что согласуется с советской доктриной применения автомата. Короткие очереди компенсируют ошибки прицеливания, «дрыганье» оружия и так далее. А в автоматическом режиме малоимпульсный боеприпас, в данном случае 5,56х45 миллиметров, имеет преимущество.

Согласно открытым источникам, патрон 6,5 миллиметров командование специальных сил США рассматривает уже не в качестве автоматного, а как боеприпас для снайперских винтовок при стрельбе на дистанции до тысячи метров (на замену патрону 7,62 НАТО).

В общем, чудес в обозримом будущем не предвидится. Сильнейшие армии сохранят в качестве основных боеприпасов свои 5,45 и 5,56 в комбинации с более мощными патронами для снайперских винтовок и пулеметов. «По опыту военных конфликтов тот комплекс, который у нас существует, из автоматного и винтовочного патрона позволяет решать большинство типовых задач, присущих регулярным вооруженным силам, — уверен главред журнала «Калашников» Михаил Дегтярев. — Спецподразделения — отдельная история, на мой взгляд, их комплексы вооружений могут принципиально отличаться от армейских».

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Подписка
avatar
Сортировать по:   новые | старые
wpDiscuz