Супер-пушка для Т-50

Полигонные испытания самолета включают обширный спектр работ, начиная с самых ранних стадий его проектирования и до серийного производства. Испытания проходят топливная система и двигательная установка, средства боевой живучести, система аварийного покидания кабины летчиком, системы противопожарной защиты, вооружения и многие другие. Испытания различных систем перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации — истребителя Т-50 идут в настоящее время в том числе и на стендах Государственного казенного научно-испытательного полигона авиационных систем (ГкНИПАС).

Мы побывали на испытаниях пушечной установки ННПУ-50, в состав которой входит одна из самых легких в своем классе пушка 9-А1-4071К. Ее предыдущей модификацией была авиационная пушка ГШ‑301, отлично зарекомендовавшая себя на самолетах поколения 4, 4+ и 4++. Но инновационные технологии, новые материалы, компоновка отечественного самолета пятого поколения требуют совершенно новых подходов в испытаниях пушечной установки.

Первый экземпляр отечественного истребителя пятого поколения Т‑50 впервые поднялся в небо 29 января 2010 года. Полеты истребителей демонстрировались в ходе нескольких авиасалонов МАКС, имена его летчиков-испытателей хорошо известны. Гораздо менее заметна работа специалистов, которые проводят наземные испытания различных систем.

Подмосковный Государственный казенный научно-испытательный полигон авиационных систем (ГкНИПАС) находится примерно в часе езды от аэродрома Жуковский. Здесь проводят значительную часть наземной отработки экспериментальных систем Т‑50. Мы приехали сюда познакомиться с испытанием одной из ответственных систем истребителя пятого поколения — его пушечной установки.

В ГкНИПАС на стапеле установлен макет кабины Т‑50. «Конструкция полностью повторяет настоящий самолет», — говорит заместитель главного конструктора ОКБ Сухого Владимир Соколов. В системе штатного вооружения Т-50 пушка является одним из самых мощных динамических источников нагружения конструкции и оборудования самолета в зоне ее установки. Пушка 9-А1-4071К способна поражать практически все современные бронированные цели. В ходе одного вылета при расходовании полного боекомплекта может быть использовано 150 снарядов калибра 30 миллиметров — осколочно-фугасно-зажигательных (ОФЗ) и бронебойно-зажигательных (БЗ).

На сайте тульского Конструкторского бюро приборостроения (КБП) им. Академика А. Г. Шипунова сообщается, что в 2014 году на самолете Су‑27СМ проходили летные испытания модернизированной скорострельной авиационной пушки 9-А1-4071К, позволяющей отработать весь боекомплект носителя в любом режиме. После завершения испытаний, в 2015 году планировалось начать опытно-конструкторские работы по отработке пушки на самолете пятого поколения Т‑50.

Пушка 9-А1-4071К стала дальнейшим развитием самой легкой в мире 30-миллиметровой одноствольной авиационной пушки ГШ‑301, которой оснащались отечественные истребители МиГ‑29, Су‑27, Су‑30, Су‑33 и Су‑35, а также фронтовые бомбардировщики и самолеты вертикального взлета и посадки Як‑38.

В 9-А1-4071К были реализованы нетрадиционные «нематериалоемкие» принципы построения и функционирования оружия: патрон — элемент автоматики, безударное «бросковое» досылание, «газовая» экстракция стреляной гильзы, частичное совмещение во времени этих операций. Главная особенность пушки — автономная система водоиспарительного охлаждения ствола. Уникальная базовая схема автоматики откатного типа позволила минимизировать массу оружия и придать самую высокую для 30-миллиметровых пушек скорострельность на один ствол.

Кольцевая возвратная пружина и гидротормоз двустороннего действия эффективно рассеивают избыточную энергию подвижных частей, стабилизируя работу автоматики при стрельбе очередью. Реализована возможность левого и правого ленточного питания, электропиротехническая перезарядка, имеется датчик счетчика остатка патронов.

Пушка 9-А1-4071К имеет темп стрельбы 1500–1800 выстрелов в минуту, а начальная скорость снаряда 860 метров в секунду. Масса оружия составляет всего 50 килограммов при массе патрона 832 грамма и снаряда 390 граммов.

В ходе испытаний в Фаустово проверяется надежность работы не только пушки, но и агрегатов самолета. Факторов — десятки. Во время выстрела пламя, температура которого около 3 тыс. градусов, обжигает композитную обшивку планера. Грохот выстрела — уровень его громкости достигает 160 децибел — с лихвой перекрывает самые громкие звуки динамиков при выступлении рок-групп на больших стадионах. Выстрелы сопровождаются вибрацией с частотой от 2 до 2 тыс. герц. Вибрация может быть опасна как для отдельных систем, например, жидкокристаллических мониторов «стеклянной» кабины истребителя, так и для пилота истребителя.

Конечно, все эти факторы еще при проектировании учли конструкторы самолета. Но точность расчетов проверяется в ходе длительных испытаний на земле сначала отдельных систем, а потом и самолета в целом.

«Испытания позволили нам определить слабые места в компоновке самолета. К сожалению, при проектировании не всегда удается сделать конструкцию идеальной», — резюмирует Владимир Соколов.

Каждое испытание сопровождается регистрацией большого количества данных. Для этого на стенде установлено более ста различных датчиков для отработки систем. Стендовые испытания должны обеспечить надежное и безопасное функционирование основных систем во всех экстремальных условиях использования самолета.

Параллельно с отработкой пушки специалисты ОКБ Сухого испытывают на стендах в Фаустово и ряд других систем вооружений Т-50, а также его систему жизнеобеспечения. В дальнейшем испытатели будут отлаживать работу всех этих систем и агрегатов уже на натурной «пятидесятке» — Т-50-КНС.

«Испытания в составе натурного самолета позволяют комплексно оценить надежность работы всех систем, — рассказывает Владимир Соколов. — Но в этом объеме информации, для оценки полноты ее восприятия и обеспечения безопасности проведения испытаний необходим симбиоз “самолетлетчик”». Для этого в ОКБ Сухого впервые в стране была создана «служба» операторов-испытателей. В ней работают С. Н. Шилов, А. С. Яснев, В. А. Солонинкин, которые проводят испытания в условиях различных факторов, управляя всеми системами самолета из кабины летчика. «Мы используем десятки самых различных датчиков для определения параметров систем на стендах, — поясняет Владимир Соколов. — Важно, чтобы перед тем, как в кабину сядет наш оператор-испытатель, машина была максимально изучена специалистами. Но опыт и интуиция оператора-испытателя оказываются незаменимыми. Ведь основными “потребителями” результатов наших испытаний являются летчики-испытатели, с которыми у нас самые теплые отношения».

Наземная отработка «по-суховски»

В ОКБ Сухого традиционно уделяется большое внимание развитию методов и средств экспериментальной отработки систем проектируемых самолетов. Еще в 1953 году по указанию самого П. О. Сухого был создан целый ряд экспериментальных лабораторий.

В настоящее время ОКБ располагает обширной структурой собственных научно-исследовательских и испытательных подразделений. Наземная лабораторно-стендовая полигонная база ОКБ позволяет проводить широкий спектр исследований и испытаний конструкции систем и самолетов в целом.

Самолеты и их системы испытываются также на полигонах и базах других предприятий и Минобороны России.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ruwar на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Подписка
avatar