«Харриеры» в бою на Фолклендах

Итак, 1-го мая 1982 г. аргентинцы уверились в скорой высадке англичан и готовились бросить в бой свой флот. Демонстрационная группа TG-79.3 в составе крейсера «Генерал Бельграно» и двух старых эсминцев должна была имитировать наступление с юга и отвлечь на себя внимание британских командиров. В это время основные силы в составе TG-79.1 и TG-79.2, состоящие из авианосца «Бентисинко де Майо», современных эсминцев «Сантисимо Тринидад» и «Геркулес» (тип 42, аналог несчастного «Шеффилда») и трех корветов должны были нанести удар палубными «Скайхоками» с расстояния в 120 миль по кораблям англичан. Их атаку должны были поддержать звено «Супер Этандаров» с ПКР «Экзосет», подводная лодка «Сан-Луис» и, конечно, ударные самолеты с континентальных авиабаз. Командующий аргентинским флотом приказал начать операцию утром 2 мая, сразу после развертывания тактических групп.

Интересно, что даже в случае успеха TG-79.1 и TG-79.2 аргентинцы не планировали бросать в бой свой легкий крейсер. По их замыслу, в том случае, если британский флот будет разбит, кораблям TG-79.3 следовало заняться пиратством на коммуникациях противника. Таким образом, аргентинцы весьма реалистично оценивали возможности старого артиллерийского корабля, назначив ему в противники одиночные транспорты и суда снабжения британцев.

Аргентинский план грядущего сражения следует признать разумным и имевшим хорошие шансы на успех. Если что-то и могло сокрушить англичан, так это сосредоточенный удар авиации ВМС (палубные «Скайхоки» и «Супер Этандары») и ВВС («Скайхоки и «Даггеры» с континента). Попытка атаковать британцев одними только силами флота стала бы очевидным безумием, поскольку TG-79.1 и TG-79.2 вдвое уступали англичанам в численности палубной авиации, а их «Скайхоки» не могли ни защитить себя в воздухе ни обеспечить ПВО соединения. При этом на шести кораблях главных сил аргентинского флота имелось всего лишь два ЗРК («Си Дарт»), чего было явно недостаточно для борьбы даже с такой куцей авиагруппой, какой располагали англичане. Что касается «Экзосетов» корабельного базирования, то, как уже замечалось ранее, автор не знает, сколько таких ракет было в распоряжении флота Аргентины, но точно известно, что идею сближения с британским соединением километров на 35-40 (дальность полета ММ38 — 42 км) с последующим массированным залпом ПКР никто в аргентинском флоте не рассматривал. Хотя английский командующий контр-адмирал Вудворт считал такую атаку возможной и опасался ее всерьез.

Итак, к утру 2-го мая аргентинский флот выдвинулся на исходные, а самолеты ВВС ждали только команды на взлет. Казалось, что аргентинское командование рассчитало все правильно: воздушные бои, обстрелы побережья и высадка десантных групп во второй половине прошедшего дня как будто предвещали скорую высадку английских экспедиционных сил. Контакты не прекращались и ночью — в 01.55 эсминец «Сантисимо Тринидад» обнаружил патрульный «Си Харриер» и обстрелял его ЗРК «Си Дарт», правда, безрезультатно. Так что рассвет 2-го мая аргентинцы встретили в полной готовности.

А что делал в это время британский флот? Точно так же, как и аргентинский, он готовился к генеральному сражению. 317-ое оперативное соединение англичан развернуло свои боевые порядки в каких-то 80 милях от Порт-Стэнли: в центре боевого построения находились оба авианосца и их непосредственное охранение: фрегаты «Бриллиант» и «Броудсворд». Ближнюю зону ПВО создавали эсминец «Глэморган», фрегаты «Алакрити», «Ярмут», «Эрроу». Еще три эсминца, расположившись на угрожающих направлениях в 30 милях от главных сил, сформировали дальний радиолокационный дозор и, конечно, воздушные патрули «Си Харриеров» были впереди всех.

Флоты были готовы к решающей битве. Расстояние между ними было относительно невелико, около двух ночи, когда «Си Харриер» и аргентинский эсминец увидели друг друга, между эскадрами едва насчитывалось 200 миль. К рассвету эта дистанция, вероятно, стала еще меньше. Но, тем не менее, сражения не произошло. Почему?

Командование Аргентины, увы, не воспользовалось представившимся им возможностями. План предусматривал нанесение удара во время десантной операции англичан, а она никак не начиналась. В ожидании британских морпехов аргентинцы допустили весьма досадную ошибку — они ограничивались авиаразведкой возможных мест высадки и не посылали свои самолеты в море. В результате британский флот, находившийся не слишком далеко от островов и (по крайней мере, частью кораблей) в пределах досягаемости «Скайхоков» и «Даггеров», обнаружен не был. Аргентинцы потеряли хороший шанс нанести сосредоточенный удар по относительно небольшим силам англичан. Трудно сказать, что случилось бы, найди и атакуй аргентинцы 317-е оперативное соединение контр-адмирала Вудворта, но если у аргентинского командования и был шанс нанести поражение англичанам, то они упустили его 2-го мая.

В отличие от своих «оппонентов», британский командующий приложил все усилия для того, чтобы обнаружить главные силы аргентинского флота, однако его поиски оказались безрезультатными. Не имея специализированных самолетов, британцы вынуждены были использовать для разведки СВВП с их ограниченным радиусом и слабой РЛС. И потерпели фиаско на дистанции, с которой авианосцы времен Второй мировой нет-нет, да и обнаруживали неприятеля.

А ведь англичане знали направление, откуда следовало ждать основные силы «Армада Республика Аргентина» (АРА). Еще 28 апреля американцы сообщили своим британским союзникам местонахождение TG-79.3, полученное по данным космической разведки, и 30-го апреля аргентинской тактической группе «на хвост» села атомарина «Конкэрор». Командующий английским соединением не считал это соединение основной угрозой, он полагал, что это приманка, хотя и допускал, что, возможно, аргентинцы пытаются взять его в клещи. Если аргентинцам было известно местонахождение его кораблей, они могли попытаться, двигаясь ночью и на полной скорости, сблизиться с английской эскадрой, с тем чтобы на рассвете нанести по ней массированный ракетный удар. Но и в этом случае основная угроза, по мнению британского адмирала, исходила с северо-запада, именно оттуда должны были подойти эсминцы и корветы TG-79.1 и TG-79.2, именно оттуда ударит палубная авиация единственного аргентинского авианосца. В подтверждении этих рассуждений «Си Харриер», обнаружил ночью «Сантисимо Тринидад» и доложил о группе аргентинских кораблей на северо-западе. Теперь контр-адмирал Вудворт был уверен в том, что разобрался в плане аргентинцев и знает, где искать их главные силы, но ограниченные возможности СВВП не позволили ему обнаружить противника. Попытка найти врага при помощи подводной лодки «Сплендит» (ей сообщили координаты последнего контакта с аргентинскими кораблями) также ни к чему не привела. Контр-адмирал Вудворт оказался в сложной ситуации. Не имея данных о местонахождении TG-79.1 и TG-79.2, он понимал также, что они могут быть очень близко.

Пока англичане нервничали, аргентинцы устали ждать. Рассвет давно миновал, утро сменилось днем, но никакой высадки не последовало. Справедливо рассудив, что сегодня британцы атаковать не станут, контр-адмирал Г. Алльяра в 12.30 приказал всем трем тактическим группам вернуться в районы первоначального маневрирования. Аргентинцы отступали с тем, чтобы вновь занять первоначальные позиции и выдвинуться для сосредоточенного удара, как только британцы все же решатся на десантную операцию. TG-79.3, во главе с «Генералом Бельграно» получила этот приказ и повернула назад, даже не войдя в 200-мильную зону боевых действий. Тем не менее, уйти ей не дали.

Трудно сказать, чем руководствовался контр-адмирал Вудворт, запрашивая разрешение об атаке аргентинских кораблей за пределами зоны боевых действий. Отступающие старый крейсер и два эсминца военной постройки ничем ему не угрожали. С другой стороны они все же являлись боевыми кораблями враждебной страны, и отпускать их с миром было не в лучших британских морских традициях. Психологическое воздействие от гибели единственного, но обладающего большим экипажем аргентинского крейсера могло сильно деморализовать (возможно, так и произошло) аргентинский флот. Кроме того, любой энергичный человек (а у нас нет ни единого основания упрекать контр-адмирала Вудворта в отсутствии энергичности), угодив в сложную ситуацию предпочтет сделать хоть что-то, чем не делать вообще ничего. Как знать, не подтолкнет ли гибель «Бельграно» вражеское командование на какие-нибудь опрометчивые действия, позволив тем самым англичанам обнаружить и уничтожить основные силы их флота?

Но, кроме всего вышесказанного были и иные соображения: с точки зрения высокой политики англичанам чрезвычайно нужна была победа на море, и чем быстрее, тем лучше. К сожалению, до сих пор действия 317-го соединения ни на что подобное даже отдаленно не претендовали. Отход TG-79.3 мог подсказать британскому адмиралу, что и остальные аргентинские корабли также легли на обратный курс, и никакого генерального сражения не будет. Это означало полный провал британского плана операции — авиабазы на Фолклендах не уничтожены, господство в воздухе не завоевано, аргентинский флот уничтожить не удалось… И что делать дальше? Ничего не добившись, болтаться у Фолклендов, в ожидании подкреплений? А как же британское общественное мнение, привыкшее к тому, что «где флот — там победа»? И как воспримут очевидное бессилие Королевского флота в Аргентине?

Неизвестно, какие именно резоны заставили англичан принять решение, но как только они пришли к выводу о полезности уничтожения «Бельграно», то немедленно изменили «правила игры» установленные ими же самими — флот получил разрешение уничтожать аргентинские корабли за пределами 200-мильной зоны. Ну конечно, зачем же еще нужны правила, если не для того, чтобы их нарушать?

В 15.57 «Конкэрор» нанес роковой удар, две торпеды из трех поразили старый крейсер, и… все было кончено в считанные минуты. На «Бельграно» погас свет, электрическая сеть корабля была необратимо повреждена, перестали работать все стационарные системы водоотлива и все насосы, которые могли бы перекачивать жидкие грузы и путем контрзатоплений выправить крен. Борьба за живучесть стала невозможной, через 20 минут после удара крен достиг 21 градуса и командир отдал единственно возможный приказ — покинуть корабль. Передавать его пришлось голосом — корабельная связь также вышла из строя.

Англия ликовала, газеты пестрели заголовками «Сбросить аргентинцев в море», «Поддать им жару», «Получил» и даже: «Финальный счет: Британия 6, Аргентина 0». Британский обыватель получил свою победу… Аргентина, наоборот, скорбела — многотысячные митинги, приспущенные флаги.

В целом же ситуация с потоплением «Бельграно» до боли напоминает гибель германского броненосного крейсера «Блюхер» в Первую мировую войну. Тогда из-за неверно понятого сигнала, эскадра адмирала Битти, вместо того, чтобы добить отступающие германские линейные крейсера, атаковала сильно побитый корабль, который и без этого от англичан никуда бы не делся. «Все думают, что мы добились потрясающих успехов, а на самом деле — потерпели страшное поражение», — писал об это случае Битти. Доблестный (автор пишет это без тени ехидства) британский адмирал умел смотреть правде в глаза и понимал, что упустил превосходный шанс нанести немцам чувствительное поражение, а вместо этого «победил» никчемный, в общем-то, корабль. Но если в годы первой мировой войны только досадная ошибка помешала Битти достичь успеха, то в 1982 году контр-адмирал Вудворт не смог обнаружить и разбить главные силы «Армады Республика Аргентина» в связи с отсутствием возможности вести сколько-то результативную воздушную разведку — у него просто не было самолетов, способных ее производить. В итоге, не сумев добиться победы истинной, британский командующий вынужден был довольствоваться победой мнимой.

Впрочем, психологическая победа (а это тоже немало!) досталась англичанам: после гибели «Генерала Бельграно» аргентинский флот больше не испытывал судьбу, и надводные корабли АРА отступили к побережью Аргентины не пытаясь больше вмешиваться в конфликт. Скорее всего, аргентинцы осознали, насколько уязвимы их тактические группы, маневрировавшие в «шаговой доступности» от Фолклендских островов для современных подводных лодок, хотя совсем не исключено, что контр-адмирала Алльяру вынудили «кутать флот в вату» аргентинские политики.

Но все это было потом, а пока англичане поднимали в воздух самолеты и вертолеты, в безуспешных поисках аргентинских кораблей на севере. Однако основные силы флота АРА уже ушли, и в качестве утешительного приза британцам достались лишь два небольших кораблика водоизмещением по 700 тонн каждый. При этом перевозивший мины «Комодоро Самеллера» взорвался, пораженный с вертолета «Си Кинг» ракетой «Си Скьюа» и погиб вместе со всем экипажем, а «Альферес Собрааль», получив две такие ракеты, все же сумел вернуться в родной порт. Английские пилоты, наблюдая взрывы своих ракет и разгорающийся пожар, посчитали его уничтоженным, однако экипаж сумел спасти себя и корабль. Больше ничего интересного ни 2-го ни 3-го мая не произошло.

Одержав «победу» над несчастным «Генералом Бельграно», англичане имели много поводов для задумчивости. Общественное мнение ликует — это прекрасно, вот только что делать дальше? Ведь ни одна задача, стоявшая перед британскими экспедиционными силами, так и не была решена. Массивный корпус тонущего аргентинского крейсера успешно заретушировал тот факт, что британская операция провалилась по всем пунктам: аэродромы не уничтожены, о господстве в воздухе можно только мечтать, аргентинский флот не разбит, соответственно, ни одной предпосылки для успешной высадки десанта не создано. Перед английским командованием восстала тень Чернышевского с его извечным вопросом: «Что делать?»

Увы, сумрачный британский штабной гений не придумал ничего лучшего, как с точностью до запятой повторить все мероприятия только что завершенной операции! В ночь с 3-го на 4-е мая англичане вновь отправили два стратегических бомбардировщика «Вулкан» громить ВПП базы «Мальвинские острова» (аэродром Порт-Стэнли). Вновь на обеспечение двух боевых самолетов пришлось отправить 10 «летающих танкеров» «Виктор». Операцию, не мудрствуя лукаво, назвали «Блэк Бак 2» и единственным отличием от «Блэк Бак 1» стало лишь то, что в этот раз оба бомбардировщика смогли долететь до цели. Но в ВПП аэродрома опять не попала ни одна бомба, так что на итоговый результат это никак не повлияло.

Утром 4-го мая 317-е оперативное соединение вновь развернулось для атаки авиабаз «Кондор» и «Мальвинские острова» силами своих немногочисленных «Си Харриеров». Но если в прошлый раз британские СВВП обрушились на аргентинцев громом среди ясного неба, то сейчас англичане решили побыть вальяжными: сперва в 08.00 они подняли пару «Си Харриеров» которые должны были слетать-осмотреть последствия работы «Вулканов» и лишь потом, ближе к обеду, планировался воздушный удар. Вечером предполагалась высадка небольших разведгрупп.

Безусловно, истинный британский джентльмен должен демонстрировать приверженность традиции и отличаться тягой к размеренному образу жизни, но планированию боевых действий такие склонности категорически противопоказаны. В этот раз наученные горьким опытом аргентинцы вовсе не собирались играть в поддавки с англичанами, но действовали совершенно по-другому.

В 05.33 утра на аэродром Порт-Стэнли обрушился град бомб «Вулкан», не причинив никому никакого вреда, но предупредив аргентинцев о том, что британский флот вновь ищет боя. Ответ аргентинского командования был и разумным и тактически грамотным — вместо бесполезных попыток прикрыть аэродромы истребительной авиацией с континентальных баз, аргентинцы отправили свои самолеты на поиск британских кораблей, которые должны были атаковать Фолкленды. Ориентировочно между 08.00 и 09.00 разведывательный самолет «Нептун» вскрыл расположение британского ордера и в 09.00 в воздух поднялась дежурная пара «Супер Этандаров», каждый из которых нес по одной ПКР «Экзосет». В 09.30 «Нептун» передал пилотам «Супер Этандаров» координаты двух британских корабельных групп.

Аргентинская операция была превосходно задумана и великолепно исполнена. Целеуказание, полученное от «Нептуна», позволило «Супер Этандарам» проложить оптимальный боевой курс — атакующие самолеты заходили с юга, откуда британцы ожидали атаку меньше всего. К тому же на этом направлении полеты спасательной авиации и множественные радиопереговоры кораблей и самолетов (продолжались поиски экипажа «генерала Бельграно») чрезвычайно затрудняли обнаружение боевой группы аргентинцев. Сами «Супер Этандары» шли на небольшой высоте, с выключенными радиолокационными станциями и в режиме радиомолчания,что опять-таки было возможно благодаря целеуказанию с «Нептуна». Кроме этого, был предпринят отвлекающий маневр — с авиабазы Рио-Гранде (побережье Аргентины) с целью имитации атаки с запада и отвлечения внимания ПВО был поднят авиалайнер «Лиар Джет 35A-L». В воздухе для прикрытия «Супер Этандаров» и «Нептуна» дежурили две пары «Даггеров». В 10.30 «Нептун» еще раз уточнил координаты и состав выбранной для атаки группы кораблей: три надводные цели, одна крупная, и две другие поменьше. Подойдя на 46 км к британским кораблям, «Супер Этандары» поднялись до 150 м и включили свои «Агавы» (РЛС), но противника не обнаружили, после чего немедленно ушли вниз. Спустя несколько минут аргентинские пилоты повторили свой маневр и примерно за 30 секунд работы РЛС обнаружили неприятеля. Правда, станция радиотехнической разведки эсминца «Глазго» также засекла излучение «Агавы», что уберегло корабль от больших неприятностей. Аргентинцы атаковали, но «Глазго», предупрежденный о наличии неизвестных самолетов поблизости успел поставить помехи, тем самым отклонив нацелившийся на него «Экзосет». «Шеффилду» повезло куда меньше: атакующую его ракету обнаружили всего за шесть секунд до того, как она врезалась в корпус корабля.

Дальнейшее общеизвестно. Борьба за живучесть «Шеффилда» ни к чему не привела, экипаж пришлось эвакуировать, горящий корабль дрейфовал некоторое время, пока огонь, сожрав все, до чего смог дотянуться, 5-го мая не утих сам собой. Корабль с выгоревшими центральными отсеками и (частично) надстройкой решено было отвести к Новой Георгии. Восьмого мая фрегат «Ярмут» начал буксировку, но разыгравшийся шторм не оставил англичанам надежды на успех, и 10 мая «Шеффилд» пошел ко дну.

Примерно через час после успешной атаки на «Шеффилд» три «Си Харриера» атаковали аэродром Гуз Грин (авиабаза «Кондор»). Смысл этого действия не вполне понятен. Контр-адмирал Вудворт в своих мемуарах пишет, что целью этого рейда было «уничтожить несколько самолетов», но стоила ли овчинка выделки? Англичане не пытались вывести аэродром из строя, для этого наряд сил был заведомо недостаточен, при этом атака на британские корабли очевидно свидетельствовала о том, что аргентинцы знают о присутствии британцев и готовы к бою. Тройка СВВП не имела возможности подавить ПВО аэродрома, соответственно, атака получалась весьма рискованной, но даже в случае успеха англичане уничтожили всего лишь несколько винтовых самолетов… В общем, мотивы данного деяния неясны, а результат, увы, закономерен: один «Си Харриер» был сбит огнем зенитной артиллерии, остальные вернулись ни с чем. После этого 317-ое оперативное соединение прервало операцию и отступило в зону TRALA. Вторая попытка англичан установить контроль над акваторией и воздушным пространством Фолклендских островов потерпела сокрушительное фиаско. Потеряв эсминец и СВВП, 317-е оперативное соединение вынуждено было отойти, и до 8-го мая его надводные корабли никакой активности не предпринимали.

Какие выводы мы можем сделать из всего этого?

Даже самый беглый анализ произошедшего 1-4 мая 1982 года показывает полную несостоятельность концепции авианосных групп, выстроенных вокруг носителей самолетов вертикального взлета и посадки. В эти дни британская палубная авиация последовательно провалила абсолютно все стоящие перед ней задачи.

Несмотря на то, что авиабазы Фолклендов не были уничтожены, а господство в воздухе над островами не было завоевано, по одному пункту плана англичанам удалось добиться успеха: они выманили на себя флот Аргентины, заставив его командование поверить в неизбежность британской высадки. Теперь англичанам предстояло уничтожить главные силы АРА в бою, и это было им вполне по силам. Все, что нужно было контр-адмиралу Вудворту, — это найти корабли TG-79.1 и TG-79.2, после чего применение атомарин совместно с атаками «Си Харриеров» не оставило бы аргентинцам ни единого шанса.

Но разведывательные возможности 317-го оперативного соединения совершенно не соответствовали стоящим перед ним задачам. У британцев не было самолетов дальнего радиолокационного обнаружения, не имелось самолетов, способных выполнять радиотехническую разведку. Да что там говорить: англичане вообще не располагали никакой разведывательной авиацией, в результате чего вынуждены были отправлять на поиски аргентинцев совершенно не предназначенные для этого «Си Харриеры». Наличие довольно примитивной РЛС у последних приводило к тому, что пилотам по большей части приходилось полагаться на свои глаза, чего в условиях плохой погоды (свойственной для этого района Атлантики) было категорически недостаточно. Малый боевой радиус СВВП ограничивал время поисков неприятеля, и все это вместе низводило поисковые возможности авианосной группировки британцев в лучшем случае до уровня авианосцев времен Второй мировой войны, скорее даже первой ее половины.

Британские летчики были отлично подготовлены, а их самолеты (за счет более современного оружия) оказались индивидуально сильнее истребителей аргентинских ВВС. Это позволяло английским пилотам одерживать воздушные победы, но ничто из вышеперечисленного не давало им возможности своевременно обнаруживать неприятеля и контролировать его (или свое) воздушное пространство. В результате из трех аргентинских оперативных групп англичане смогли найти только одну (TG-79.3 во главе с «Генералом Бельграно»), да и ту благодаря данным американской спутниковой разведки. Весьма вероятно, что если бы американцы не предоставили англичанам местонахождение кораблей TG-79.3, то «Конкэрор» не смогла взять «Генерал Бельграно» «на сопровождение».

Раз уж речь зашла о подводных лодках, то следует отметить, что их возможности обнаруживать неприятеля также оказались очень далеки от желаемого. Развернутые на путях возможного следования главных сил АРА атомарины «Спартан» и «Сплендит» не смогли найти врага. Более того, «Сплендит» не смогла найти корабли TG-79.1 даже после того, как ей «подсказали» местонахождение аргентинцев (ночной контакт «Си Харриера» с «Сантисимо Тринидад»).

Но вернемся к действиям авиации. В этот раз Аргентина отправила в разведку лучшее, что у нее было — патрульный самолет «Нептун» SP-2H. Прототип «Нептуна» впервые поднялся в воздух 17 мая 1945 г., его эксплуатация началась в ВМС США в марте 1947 г. Для своего времени самолет получился чрезвычайно удачным, но, конечно, к 1982 году сильно устарел. Зато на нем была установлена дециметровая радиолокационная станция AN/APS-20. Созданная по программе «Кадиллак» в 1944 году, эта система устанавливалась на палубный торпедоносец «Эвенджер», превращая того в самолет ДРЛО, причем данная модификация «Эвенджеров» даже сумела повоевать, получив боевое крещение в битве за Окинаву в марте 1945-го. Возможности AN/APS-20 в 1982 году уже не поражали воображение, но и мизерными их назвать было нельзя. Компактную группу самолетов, или одиночный крупный самолет, летящие на большой высоте она могла обнаружить примерно в 160-180 км, но дальность обнаружения низколетящих целей, предположительно, была ниже, поскольку дециметровые радары не слишком-то хорошо работают на фоне подстилающей поверхности (с чем столкнулись американцы при эксплуатации «иджисовского» РЛС AN/SPY-1). Дальность обнаружения надводных целей станцией AN/APS-20 автор статьи, к его глубокому сожалению, найти не смог.

Техническое состояние «Нептуна» было ужасающим. РЛС периодически отключалась, да и сам самолет только что не разваливался в воздухе. К началу Фолклендского конфликта Аргентина располагала 4 машинами этого типа, но 2 из них уже не могли подниматься в воздух. Остальные все же сделали 51 самолето-вылет в начале боевых действий, но 15 мая аргентинцы вынуждены были поставить свои лучшие разведчики на прикол навсегда — ресурс машин был выработан окончательно.

Ни в коем случае нельзя обвинить командующего британскими силами, контр-адмирала Вудворта в ротозействе. Он сделал все, что было в его силах. Он эшелонировал 317-е оперативное соединение, выдвинув три корабля радиолокационного дозора на наиболее угрожающее направление. В 18 милях за ними проходила вторая линия обороны, состоявшая из эсминца и трех фрегатов, непосредственно за ними шли три вспомогательных судна и лишь потом — оба авианосца с непосредственным охранением. Британский командующий организовал также и воздушное дежурство. В части организации ПВО вверенного ему соединения он все сделал правильно, но…

У множества людей, только начинающих изучать Фолклендский конфликт, возникает один и тот же вопрос: почему на эсминце проспали атаку? Почему РЛС «Супер Этандаров» заметили британский корабль, а РЛС «Шеффилда» не видели ни аргентинских самолетов, ни атаковавшую его ракету? Ведь корабельные радары, по идее, куда более мощны, нежели самолетные БРЛС. Ответ на этот вопрос известен давным-давно — РЛС «Шеффилда» были отключены в связи с сеансом связи со штабом ВМС в Нортвуде, дабы излучение радаров не мешало работе спутниковой аппаратуры. Вполне понятный и все объясняющий ответ: не повезло британскому кораблю, так уж решила Судьба…

Но на самом деле вопрос не в том, почему РЛС «Шеффилда» не увидели летящую к нему ПКР «Экзосет». Вопрос в том, каким образом старенький «Нептун» умудрился несколько часов отслеживать перемещения британских эскадр и не был обнаружен ими сам?!

Ведь SP-2H «Нептун» — это не В-2 «Spirit» и не F-22 «Raptor». Это летающий сарай с размахом крыла свыше тридцати метров, чей планер проектировался во времена, когда невидимость проходила исключительно по ведомству Герберта Уэллса (имеется в виду его роман «Человек-невидимка»). И этот планер должен был сиять на экранах британских радаров как гирлянда новогодней елки. Что же, прикажете думать, что английский фот с 09.00 до 11.00 выключил все свои радиолокационные станции, и увлеченно болтал по спутниковой связи с Нортвудом?! Ну хорошо, представим себе на секундочку, что в силу некоей космической флуктуации все радары англичан внезапно ослепли. Или морской бог Нептун наделил своего аргентинского «тезку» временной радиолокационной невидимостью. Но как же пассивные станции радиотехнической разведки? Излучение бортовой РЛС «Нептуна» британцы должны были засечь!

На эсминце «Глазго» зафиксировали излучение «Агавы» — штатной РЛС «Супер Этандара», на «Шеффилде» — не сумели, и это большинство источников объясняют «вопросами к уровню подготовки экипажа». Но следует смотреть правде в глаза — ни на одном корабле 317-го оперативного соединения не смогли засечь работу РЛС аргентинского «Нептуна». Что же, весь британский флот внезапно потерял форму? На самом деле, как ни печально это признавать, но в 1982 году британский флот, невзирая на наличие множества локаторов, станций радиотехнической разведки и прочего, попросту не располагал средствами для надежного обнаружения вражеского самолета-разведчика. Пусть даже этот самолет оснащался аппаратурой эпохи Второй мировой войны.

Давным-давно знаменитый британский адмирал Эндрю Браун Каннингем заметил: «Лучший способ борьбы с воздухом находится в воздухе». Но палубная авиация англичан ничем не смогла помочь своим кораблям. Британцы располагали двумя десятками «Си Харриеров». Аргентинцы противопоставили им пару «Супер Этандаров», два летающие танкера, разведчик «Нептун» и авиалайнер «Лиар Джет 35A-L», который должен был отвлечь внимание британцев на себя. Причем авиалайнер стал в тот день единственным самолетом аргентинцев, не справившимся со своим заданием, поскольку англичане и не думали его замечать. Да еще на протяжении какого-то времени удавалось обеспечивать дежурство в воздухе двух двоек «Даггеров», прикрывавших перечисленные выше силы. Итого в зоне боевых действий присутствовало максимум 10 аргентинских самолетов, из них не более шести боевых. Но двадцать британских самолетов, каждому из которых не составляло особого труда разобраться один на один хоть с «Супер Этандаром», хоть с «Даггером», не смогли сделать ничего.

Действия аргентинцев 4 мая со всей очевидностью продемонстрировали: информация играет не меньшую, а даже большую роль, чем собственно средства поражения (хотя, конечно, и о них забывать не стоит). Аргентинцы отправили в бой вдвое меньшие воздушные силы, нежели те, которыми располагали англичане, и это не беря в расчет кораблей флота его Величества. И добились успеха, потому что один-единственный допотопный аргентинский разведчик оказался ценнее, чем оба британских авианосца-носителя СВВП с их авиагруппами, вместе взятыми.

Можно, конечно, спросить: о чем вообще думали британцы, создавая носители СВВП вместо строительства полноценных авианосцев? Неужели никто не осознавал ценность самолетов ДРЛО и радиоразведки, которым необходимы был катапульты для взлета и которые не могли базироваться на кораблях наподобие британского «Инвинсибла»? Неужели никто не мог заранее предвидеть крайне слабые способности «Си Харриеров» к разведке и контролю воздушного пространства? Конечно же, догадывались и предвидели, но Британия решила сэкономить на постройке полноценных авианосцев, которые показались сэрам и пэрам слишком дорогим удовольствием. Английские адмиралы оказались в ситуации, когда нужно было выбирать: или отказываться от палубной авиации вообще, или же получить «огрызки»-«Инвинсиблы» с СВВП. Нельзя винить командование Королевского флота, что оно предпочло синицу в руках журавлю в небе. Тем более что британские адмиралы отлично понимали, что в реальном бою, без средств разведки и целеуказания, такая синица обернется уткой под кроватью, если не голубем на надгробии. И, дабы избегнуть столь радикального финала, разработали соответствующую тактику использования авианосцев — носителей СВВП, согласно которой эти корабли и самолеты должны были использоваться исключительно в зонах, контролируемых британскими самолетами ДРЛО и управления «Нимрод» AEW или же натовскими AWACS Е-ЗА «Сентри».

Англичане создавали свой послевоенный флот для противодействия подводной угрозе, недопущении прорыва советских АПЛ в Атлантику, при этом ПВО противолодочных соединений должно было уметь противостоять разве что одиночным самолетам. Массированных атак авиации не ожидалось, по причине отсутствия у СССР авианосцев. Это было логично, но, увы, у бытия своеобразное чувство юмора, так что английскому флоту пришлось воевать совсем не с тем противником и не там, где предполагалось. Что еще раз показывает ущербность военно-морских сил, «заточенных» для решения ограниченного круга задач, и говорит о необходимости строить флот, чьи возможности позволят ответить на любой вызов.

Их лордства, сэры и пэры «оптимизировали» затраты военного бюджета, но расплачиваться за эту экономию пришлось морякам Королевского флота.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Подписка
avatar
wpDiscuz