Ударные «Osprey» КМП США могут изменить войну XXI века

В условиях большой численности современных средств ПВО на театре военных действий, которые сетецентрически связаны как друг с другом, так и с различными авиационными комплексами ПВО и радиотехнической разведки, применение стандартных военно-транспортных самолётов сталкивается с огромной опасностью для экипажа и десантируемых пехотинцев. Ставки резко сместились на мобильные, компактные и универсальные военно-транспортные единицы с высоким модернизационным потенциалом, которыми в КМП США стали многоцелевые конвертопланы MV-22B «Osprey»

Очень сложным в исполнении является проведение воздушно-десантной операции на территории, где присутствует значительное количество зенитно-ракетных средств противника. Представьте местность с весьма сложным рельефом. Даже в том случае, если большая часть зенитно-ракетных систем большой дальности будет подавлена с помощью противорадиолокационных и крылатых ракет воздушного базирования, на участке ТВД продолжат действовать многочисленные войсковые ЗРСК и ЗРАК (в том числе с пассивными системами наведения), которые смогут успешно противостоять различным средствам воздушного нападения, включая военно-транспортную авиацию. Высадка десанта в таких условиях превращается в «смертельный вояж» ещё задолго до открытия рамп десантирующего воздушного судна. По этой причине в Корпусе морской пехоты США началась выработка продвинутой концепции применения известных военно-транспортных конвертопланов MV-22A «Osprey», которая может коренным образом изменить наше представление о проведении подобного рода операций. Для начала предлагаем рассмотреть всю суть недостатков сил быстрого реагирования Североатлантического альянса на Европейском ТВД.

Последнее время в западном мире, который работает над многочисленными бездарными военно-стратегическими антироссийскими концепциями по «сдерживанию Российской Федерации», необычайную популярность стали набирать различные натовские оперативные подразделения быстрого и «сверхбыстрого» реагирования, которые должны прикрыть большинство восточноевропейских членов НАТО, а также прибалтийских государств от угрозы с нашей стороны. Мы видели «Абрамсы» (M1A2 SEP) в Эстонии и Грузии, также наблюдали переброску десантников из 173-й бригады ВС США на совместные с киевской хунтой учения близ Львова. Но выглядит это всё столь наигранно, как и регулярные заходы «Иджис»-эсминцев УРО ВМС США в Чёрное море, где для паники всего офицерского состава американского боевого корабля достаточно всего одного Су-24М с «Хибинами» на подвесках.

Примерно аналогичная ситуация и с войсками быстрого реагирования в Восточной Европе. Так, Командование ОВС НАТО в Европе, оценив тактическую расстановку сил между ОДКБ и НАТО в Причерноморье, на Кавказе, на границе с Белоруссией и в Балтии, огласили очень важный вывод: 5-тысячная оперативная группировка войск «Острые копья» (VJTF, — Very High Readiness Joint Task Force) не сможет осуществить оперативное развёртывание, не говоря уже о выполнении оборонительной операции, в случае, если произойдёт эскалация военных действий между Россией и НАТО. Об этом сообщает «Financial Times» со ссылкой на натовских генералов. Кроме того, краткий обзор ситуации представил аналитик известной газеты Сэм Джонс. Собственно говоря, аналитической её назвать трудно, так как она представлена короткими «огрызками», высказываниями и мыслями западных военных специалистов, но в качестве источника для тщательного анализа, несомненно, выступить может.

Первое, что можно из неё подытожить, это полная уязвимость оперативных подразделений ОВС НАТО в Польше и странах Балтии для перспективных средств воздушного нападения ВКС России. К их базированию относятся: авиабаза в Редзиково (Польша), авиабаза Эмари (Эстония), АвБ Зокняй (Литва), куда 27 апреля наведывалось звено их 2-х американских истребителей 5-го поколения F-22A «Raptor», а также множество других польских военных объектов, переданных в распоряжение СВ США, среди которых АвБ Ласки, военные объекты в Цеханове, Хощине и Сквежине и многие другие. Все эти объекты лежат в радиусе поражения наших оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М» и «Искандер-К», а также модернизированных реактивных систем залпового огня «Смерч» и перспективной белорусско-китайской РСЗО «Полонез».

Создание специализированных укрепрайонов и опорных пунктов для «Острых копьев» НАТО в этих зонах не имеет ровно никакого тактического значения, они будут быстро уничтожаться российскими ракетными ударами, от чего не сможет спасти даже десяток батарей «Пэтриотов PAC-3», «SAMP-T» или «SL-AMRAAM». Не смогут на вышеперечисленные авиабазы и прибывать тяжёлые военно-транспортные самолёты с лёгкой и тяжёлой бронетехникой, а также с десантниками, поскольку, во-первых, их полотно будет заранее повреждено нашими ракетно-бомбовыми ударами, во-вторых, действующие над западными областями РФ самолёты ДРЛОиУ А-50У будут обнаруживать воздушные транспорты ещё над западной частью воздушного пространства Польши, затем в дело будут вступать дальние перехватчики МиГ-31БМ, оснащённые ракетами «воздух-воздух» Р-33С с дальностью свыше 280 км.

Всё это в альянсе уже давно учли. К примеру, даже не сильно осведомлённые в технических тонкостях польские дипломаты соображают, что переброска в страны Балтии 4-х батальонов основных флагманов НАТО (США, Великобритания, Франция и Германия) есть «абсолютный минимум» принимаемых мер, при этом, какой-либо эффект они будут иметь лишь до массированного ракетно-авиационного удара наших ВКС.

В итоге весь смысл поддержания боеспособности «Острых копий» и любых других подразделений быстрого реагирования ОВС НАТО плавно подводится под планку 4-й статьи Устава НАТО, согласно которой союзные государства Североатлантического альянса должны проводить друг с другом многосторонние консультации а также чётко координировать действия внутренних силовых структур в случае, если ситуация имеет «гибридный» характер и может перейти в фазу военного конфликта с привлечением с привлечением иностранных войсковых подразделений. Стоит отметить, что подобная зацикленность Запада на «гибридных» конфликтах началась сразу после освобождения Республики Крым российской армией.

А вот в контексте 5-й статьи натовского устава, которая считается основой основ всей обороноспособности блока, для «Острых копий» сегодня отводятся самые последние позиции, что характеризует уровень подразделения, близкий к усиленным полицейским силам и внутренним войскам; до коллективной обороны от внешних угроз здесь очень далеко.

Ввиду данного, наиболее кризисного, положения оперативных сил быстрого реагирования НАТО в свете беспрецедентного технического и численного усиления частей ВКС и Сухопутных войск Российской Федерации в ЗВО, ведущие участники альянса ускорили работы в области усовершенствования методики действий военно-транспортной авиации, включая модернизацию самих транспортных единиц.

Что нам известно о списке выполняемых задач различными модификациями «Оспреев»? Концепция применения конвертопланов в ВС США впервые зародилась в далёком мае 1977 года, когда компания «Bell» подняла в воздух опытный образец Bell XV-15. Экспериментальная машина по габаритным размерам почти в 2 раза уступала будущему «Оспрею», но её лётно-технические качества были примерно на таком же уровне, что позволило использовать все аэродинамические параметры при проектировании V-22. Эпоха «Оспреев» началась на 12 лет позднее, в 19 марта 1989 года, когда в воздух было поднято опытное изделие. Осенью этого же года 20-тонная винтокрылая машина уже успешно демонстрировала профессиональный переход от вертолётного к самолётному режиму полёта. Поворачивающиеся на 97 градусов мотогондолы с 2 мощнейшими 6150-сильными турбовальными двигателями Rolls-Royce T406 (AE 1107C-Liberty), позволяют осуществлять вертикальный (вертолётный) взлёт даже при взлётной массе, приближенной к максимальной (23900 кг), при коротком разбеге масса может составлять 25900 кг, а при длинном — 27500 кг. По нагрузкам: максимальная нагрузка может приближаться к 9072 кг (при длинном разбеге), при вертикальном взлёте — 5450 кг, что позволяет, помимо 24 экипированных десантников, брать дополнительную нагрузку, причём как в грузовую кабину, так и на внешние точки подвески, что воплотилось в 4 известных проектах «Оспрея», и воплотиться в наиболее амбициозном 5-м проекте ударно-транспортного конвертоплана.

Разработанные версии V-22 обладают огромным модернизационным потенциалом, о чём свидетельствуют ранее заявленные планы командования американских ВВС о замене на «Оспреи» целого ряда тактических военно-транспортных и многоцелевых вертолётов и самолётов для ССО Вооружённых сил США. В их список попали: военно-транспортный вертолёт MH-53J «Pave Low III» (несмотря на его высокочувствительный ИК-визир обзора ППС AN/AAQ-10 и радиолокатор следования рельефу местности AN/APQ-158), военно-транспортные самолёты MC-130E «Combat Talon I» (оснащённые устаревшим комплексом раскрывающих самолёт прожекторов со специальными фильтрами для синхронизации с тепловизионными прицельными комплексами), а также военно-транспортные самолёты-заправщики HC-130N/P «Combat Shadow», предназначенные также для поисково-спасательных операция в глубоких тыловых участках противника. Замена вполне оправданная, поскольку MV-22 одновременно обладает скоростными и дальностными характеристиками, недоступными для тяжёлого вертолёта «Пэйв Лоу III» и вертолётными качествами, недоступными для большинства версий «Геркулесов». Самыми известными разрабатываемыми версиями являются: MV-22 (для КМП США), HV-22 (для американских ВМС), CV-22 (для ССО) и SV-22 (противолодочный конвертоплан для ВМС США).

Важнейшей технологической особенностью, которая объединяет все версии конвертопланов «Оспри», является специальный синхронизирующий вал, который позволяет реализовать полёт и должную посадку даже при вышедшем из строя одним из двигателей, что в разы повышает выживаемость машины в боевых условиях. Все модификации V-22 могут брать на внешние подвески до 3-х ПТБ суммарной ёмкостью 4884 л. Радиус действия в такой конфигурации, при малой полезной нагрузке, может достигать 1200 — 1400 км, что очень актуально для противолодочного варианта SV-22, способного расставлять на морском театре военных действий РГБ и обеспечивать ПЛО АУГ без привлечения «Орионов» и «Посейдонов». Способны «Оспри» на многое: к примеру, модификации для ВВС и КМП оснащаются компактным заправочным агрегатом типа «шланг-конус», установленным под приоткрытой верхней створкой рампы грузового отсека. Суммарное количество топлива, размещённого в 4-х группах баков (2 — в консолях крыла возле мотогондол, ещё 2 — в спонсонах фюзеляжа) и дополнительных баках в грузовом отсеке и на подвесках, может составлять 13700 кг, что позволяет за один ближний вылет на 75% дозаправить звено из двух палубных истребителей F/A-18E/F «Super Hornet» или F-35B. Но данные способности больше относятся к поддержанию боевого потенциала авиации КМП и ВМС; а что на счёт непосредственного участия в боевых действиях?

Сейчас, в качестве модернизации КМПшных MV-22, рассматривается возможность установки на конвертопланы компьютеризированной системы управления огнём, а также оснащения тактическими ракетами класса «воздух-земля» семейств «Хелфайр/JAGM» и AGM-176 «Griffin», а также управляемыми авиабомбами GBU-44/B «Viper Strike». Это предусматривает не только установку сложного стрельбового комплекса, но и обновление ИНС, включая МРЛС для обеспечения низковысотного полёта в режиме следования рельефу местности, что необходимо для успешного и скрытного применения ракет типа AGM-114. Элементная и опытная база для двух основных систем уже практически готова и требует лишь правильной установки и некоторых доводок в плане синхронизации ПО и интеграции ракетного вооружения.

При наличии современных средств ПВО, эффективность использования тактических ракет семейства AGM-114 является достаточно низкой, поскольку средняя скорость их полёта не превышает 1400 км/ч, и сбита она может быть ещё на половине пути до цели. Наиболее ощутим этот недостаток в случае, когда её запуск осуществляется с носителя, летящего на высотах более 50 — 100 м, что позволяет наземным радиолокационным и оптико-электронным средствам заранее начать наблюдение за представляющим угрозу направлением. «Оспреи» имеют массу преимуществ для низковысотного подлёта к цели, что выгодно и в момент десантирования, и при выполнении атаки тактическими ракетами.

Во-первых, это вертолётный режим полёта. «Ривет Джоинты» и «J-STARS» заранее обнаруживают места развёрнутых противником зенитно-ракетных комплексов, определяют их тип и расчётную дальность действия. Затем координаты передаются на борт огибающего рельеф местности MV-22, и на дальности 50 км пилоты «Оспри» приводят мотогондолы к углам более 80 градусов, снизившись до 15—25 м над поверхностью для исключения раскрытия своего присутствия в зоне действия ЗРК (но только в отсутствии у противника самолётов ДРЛОиУ над ТВД). Позднее, в зависимости от типа ЗРК, пилоты решают, можно ли подойти к цели на расстояние открытия огня ракетами AGM-114 или JAGM (от 10 до 45 км соответственно). Логично, что к войсковым ЗРК подобраться будет гораздо легче, чем к системам дальнего радиуса действия. Если тактическая обстановка позволяет, MV-22 смогут заранее выпустить по средствам ПВО все подвески JAGM, осуществив так называемое «перенасыщение» многофункционального радиолокатора ЗРК именно в тот момент, когда будет происходить десантирование морских пехотинцев. Для прорыва эшелонированной противовоздушной обороны, представленной несколькими дивизионами различных по классу ЗРК, пилоты «Оспреев» будут ставить в приоритет тот участок воздушного рубежа, на котором количество дальнобойных комплексов наименьшее, информация о чём будет получена с бортов разведывательной авиации.

Во-вторых, вертолётный режим подкрепляется установкой бортовой многофункциональной РЛС AN/APQ-174D, которая реализует режим следования рельефу местности и в самолётном режиме, на скоростях более 450 км/ч. «Оспри» становятся гораздо оперативнее «Апачей», и выходят на уровень ныне «скандальных» штурмовиков A-10A: скорость здесь имеет огромное значение. Но навигационный комплекс и функциональность V-22 на несколько порядков превосходит показатели «Файрчаилда», помимо, конечно, титановых бронелистов, способных защитить пилота A-10A от 23-мм снарядов. Большой грузовой отсек с объёмом 21 м3 позволяет устанавливать разнообразное бортовое радиоэлектронное оборудование, превращая военно-транспортный конвертоплан в сложнейший воздушный комплекс радиоэлектронной разведки или РЭБ. Большими перспективами может обладать версия MV-22 «Osprey», которая одновременно оснащается поисково-спасательным оборудованием и ракетно-бомбовым вооружением. Такие машины способны проводить поиск и спасение катапультировавшихся лётчиков сбитой над вражеской территорией тактической авиации, а также вывозить с ТВД окружённые противником подразделения КМП США. Нанося точечные удары ракетами «Хелфайр» по наиболее опасным объектам противника, представляющим угрозу для окружённых дружественных войск, «Оспри» сможет в разы повысить безопасность проведения спасательной операции, что ранее было недоступно практически для всех поисково-спасательных вертолётов. Модернизационная база «Оспреев» настолько широка, что в перспективе на их подвесках могут появиться и противорадиолокационные ракеты HARM для зачистки от средств ПВО предусмотренной к десантированию территории, а также противоракеты SACM-T для обороны от ЗУР и ракет «воздух-воздух» истребителей противника.

Помимо различных «опциональных» фишек, предлагаемых группе «Bell-Boeing» Корпусом морской пехоты США, очень рациональные варианты модернизации V-22 были предложены силовыми ведомствами Великобритании и Индии. По сообщениям западных и индийских СМИ, военно-морские силы этих государств заинтересованы в создании конвертоплана дальнего радиолокационного обнаружения и управления на базе V-22 для оснащения авианосных ударных группировок во главе с авианосцами «Queen Elizabeth» и «Викрамадитья». Стандартные для ВМС стран НАТО и их союзников палубные самолёты ДРЛОиУ E-2C не могут применяться с британского и индийского авианосцев, поскольку вместо паровой катапульты они оснащаются трамплином, который не позволяет турбовинтовым «Хокаям» набирать необходимую взлётную скорость. «Оспрей» не нуждается в катапультах, а взлёт и посадка могут быть осуществлены не только на палубе среднего вертолётоносца, но и на небольшой вертолётной площадке британских эсминцев типа «Дэринг» или индийских эсминцев проекта 15А класса «Калькутта», что открывает ряд преимуществ в военно-морском тактическом звене даже при отсутствии головного авианесущего корабля.

В крупном морском противостоянии могут произойти совершенно непредсказуемые тактические повороты: АУГ может лишиться авианосца в результате мощного противокорабельного удара, либо авианосная ударная группировка вынуждена будет разделиться, когда палубная авиация потребуется для выполнения операции у берегов определённого государства, а оставшаяся КУГ получит приказ на дежурство и противолодочную оборону в удалённом квадрате океанского ТВД. Такая группировка оказывается в сложном положении, поскольку её ПВО, в отсутствии палубных многоцелевых истребителей, ограничивается 25 — 30 км, если истребители противника устроят ей «звёздный налёт» ПКР с расстояния 150 — 200 км. Зная, что Индия активно модернизирует свой флот исключительно в связи с усилением ВМС Китая в Индо-Азиатско-Тихоокеанском регионе, то рассмотрим модель применения конвертоплана РЛДН на базе «Оспрея» на примере вероятного китайско-индийского конфликта, который может произойти даже к середине XXI века.

На вооружении ВМС Индии находится 3 эсминца проекта 15А класса «Калькутта»: D63 «Kolkata», D64 «Kochi» и D65 «Chennai». Основой радиолокационного облика этих кораблей является израильская многофункциональная радиолокационная станция IAI Elta EL/M-2248 MF-STAR, представленная пирамидальным антенным постом с 4-хсторонней активной фазированной антенной решёткой. Дальность обнаружения типовой цели с ЭПР 3 м2 составляет более 250 км, а низковысотной противокорабельной ракеты с ЭПР 0,1 м2 — около 25 км. Запущенные с китайских J-15S и Су-30МК2 противокорабельные ракеты YJ-83 будут «захвачены» дециметровой МРЛС MF-STAR на дальности около 23 км, после чего начнётся их перехват с помощью ЗУР корабельного ЗРК «Барак-8». Если количество китайских противокорабельных ракет будет исчисляться десятками, то канальности «Барака» не хватит на уничтожение всех YJ-83, вычислительные средства комплекса будут перегружены численностью роя ракет, и эсминец «Калькутта» будет уничтожен. Во избежание такой ситуации единственным выходом может стать лишь комплекс ДРЛОиУ воздушного базирования А-50ЭИ, который, ввиду обширного ТВД китайско-индийского конфликта, скорее всего понадобится для координации воздушных боёв с китайскими истребителями над индийской территорией. И радиолокационная модификация V-22 «Osprey» может стать настоящей спасительной палочкой для лишённой авианосца КУГ в глуби Индийского океана.

Способность посадки на вертолётную площадку «Калькутты» обуславливает возможность автономных действий конвертоплана без необходимости присутствия вертолётоносца или наземного участка для посадки. Прямо на борту эсминца может происходить ремонт «Оспрея» а также заправка, что не требует наличия воздушного танкера. А суть применения «Оспрея» с эсминца сводится для индийского флота на двух основных моментах. Во-первых, это дальнее радиолокационное обнаружение тактической или стратегической авиации ВВС Китая, а также обнаружение удалённых загоризонтных надводных кораблей, способных нанести удар по индийскому эсминцу. Радиогоризонт в этом случае увеличивается с 25 км до более, чем 700 км. А самое главное здесь то, что запущенные с китайских самолётов противокорабельные ракеты будут обнаруживаться радиолокационным комплексом «Оспрея» на расстоянии до 150 км (в несколько раз дальше, чем корабельной МРЛС MF-STAR).

Загвоздка здесь заключается в том, что ЗУР «Барак-8» имеют активную радиолокационную головку самонаведения, а также приёмник канала целеуказания от корабельной МРЛС или другого средства целеуказания. Этим средством и станет радиолокационный вариант V-22 «Osprey». Как и большинство РЛС воздушного базирования, надфюзеляжная РЛС «Оспрея» будет работать в наиболее приемлемом по разрешению и пробивном через атмосферу S-диапазоне дециметровых волн, который часто используется для целеуказания ЗУР-перехватчикам с АРГСН. Подобная связка позволит начинать перехват противокорабельных ракет YJ-83 на расстоянии 70 км, что позволит полностью раскрыть потенциал ракеты «Барак-8». Дополнительные 50 км загоризонтной дальности перехвата позволят «Калькутте» уничтожить несколько десятков противокорабельных ракет, запущенных китайской авиацией и надводными кораблями: вероятность сохранения боевой устойчивости КУГ индийского флота возрастёт до более-менее нормальных показателей.

Учитывая, что вычислительная база современных радиолокационных комплексов ДРЛО отличается высокой производительностью и продвинутым индикационным оборудованием автоматизированных рабочих мест (АРМ) операторов, то на один «Оспрей» будет достаточно всего 2-х или 3-х операторов наблюдения за воздушной обстановкой. Разместиться они могут в небольшой герметичной пристройке в передней части грузового отсека V-22, остальные 12-15 квадратных метров отсека можно будет загрузить несколькими десятками активно-пассивных радиогидроакустических буёв, которые могут быть успешно задействованы в противолодочной обороне индийской КУГ.

Благодаря высокой скорости полёта «Оспрея» (порядка 520 км/ч с обтекателем надфюзеляжной РЛС) оперативность расстановки РГБ будет на уровне противолодочного патрульного самолёта P-3C «Orion». Буи могут быть расставлены в радиусе 900 — 1200 км от корабельной ударной группировки, что создаст достойный дальний рубеж контроля подводной обстановки. А адаптация точек подвески V-22 к торпедному вооружению позволит ещё и вести охоту на приближающиеся к корабельной группировке подлодки противника. Широчайший функционал модернизированных версий известнейшего американского конвертоплана способен привести к продолжению серийного производства как по «ветке» для американского заказчика (КМП, ВМС, ССО), так и по экспортной «ветке» для Великобритании, Индии, Японии или Австралии. Но как известно, Вашингтон не торопится разрабатывать и распространять различные версии V-22, в том числе и радиолокационную, даже среди стран дружественного лагеря, поскольку машина обладает рядом достоинств стратегического характера, основным из которых является обеспечение полноценной эшелонированной ПВО-ПРО и ПЛО корабельных группировок, не обладающих авианосцем. Это почти уравнивает оборонительные возможности ВМС данных государств с возможностями отдельных АУГ американского флота, даже с учётом 11 имеющихся на вооружении авианосцев. Американцев такая перспектива абсолютно не устраивает, и 100-миллионный «Оспрей», ровно как и лицензия на его производство, остаётся в распоряжении группы «Белл-Боинг».

Неизвестно, будет ли продолжено серийное производство усовершенствованных V-22 «Osprey», но около 115 оставшихся в Корпусе морской пехоты машин MV-22B будут постепенно обновлены до перспективной ударно-десантной модификации, способной действовать в условиях доминирования наземных войск противника. Развёрнутые на турецких, румынских и германских авиабазах «Оспреи» смогут перекрывать территории Краснодарского и Ставропольского краёв, Крыма, Калининградской области и Белоруссии без дозаправки в воздухе, а ударное ракетное вооружение позволит совершать «прорыв» в наиболее ослабленных участках фронта, где войсковая ПВО и ПВО ВКС будут находится в меньшинстве.

Для противодействия ударно-десантным «Оспреям» потребуется сложная тактика взаимодействия воздушных пунктов ДРЛОиУ с наземными расчётами ПЗРК «Игла-С»/«Верба» и ЗРСК семейств «Тор-М1/2»/«Панцирь-С1». Последние вынуждены будут в большей степени использовать ТВ-/ИК-каналы оптико-электронных прицельных комплексов по целеуказанию от воздушных радаров, поскольку радиолокационные режимы будут выявлены самолётами радиоэлектронной разведки RC-135V/W, а пока остаётся внимательно отслеживать программу совершенствования этих сложных и гибких в применении машин.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ruwar на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Подписка
avatar
wpDiscuz